За демократическую АГС! Сайт коалиции общественных
организаций "За демократическую
альтернативную гражданскую службу"
Логотип кампании
о сайте о коалиции карта сайта поиск контакты
Национальная премия "Золотая Кувалда"
Компас призывника
МПД: Мы продолжаем движение!
Общество Возвращение
У тебя есть право не служить в армии!

Библиотека

Экспертное заключение на Федеральный закон "Об альтернативной гражданской службе"

автор: Владимир Миронов, профессор, доктор юридических наук, руководитель секции трудового законодательства Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ, судья в отставке | добавлено: 19.12.2003

Заключение рассматривает положения закона «Об АГС», противоречащие международно-правовым нормам, принятым Российской Федерацией. (В формате html размещена краткая версия экспертизы, полная версия в формате MS Word доступна для скачивания)

1. Понятие альтернативной гражданской службы, вытекающее из статьи 59 (части третьей) Конституции России и рассматриваемого Закона, должно соответствовать требованиям международно-правовых норм, общепризнанных принципов и договоров с участием Российской Федерации.

Юридически значимые обстоятельства, позволяющие отличать службу военного характера от альтернативной гражданской службы, определены в международно-правовых актах.

В своей резолюции 1995/83 от 8 марта 1995 года Комиссия по правам человека подчеркнула, что альтернативные формы службы, заменяющей военную службу, должны носить невоенный или гражданский характер. В докладе Генерального секретаря, подготовленном во исполнение названной резолюции Комиссии по правам человека ООН, 16 января 1996 года также констатируется, что формы альтернативной службы, заменяющей военную службу, носят нестроевой или гражданский характер. При этом под нестроевой понимается альтернативная служба, связанная с работой в воинских формированиях. В то время как альтернативная гражданская служба носит общественный характер и не связана с деятельностью вооруженных сил и иных силовых структур.

Критерии отличия альтернативной службы военного характера от альтернативной гражданской службы закреплены в названной резолюции 1995/83 от 8 марта 1995 года Комиссии по правам человека ООН. В соответствии с ч.4 ст.15 Конституции РФ данную резолюцию следует признать источником российского права, обязательным для исполнения. Из содержания данной резолюции следует, что юридически значимым обстоятельством, позволяющим признать альтернативную службу имеющей военный характер, является наличие связи лица, проходящего альтернативную службу взамен военной службы, с воинскими формированиями. В свою очередь юридически значимым обстоятельством, отличающим альтернативную гражданскую службу от альтернативной службы военного характера, является отсутствие связи лица, проходящего альтернативную службу взамен военной, с воинскими формированиями.

В связи с изложенным, перечисленные международно-правовые акты обязывают включить в понятие альтернативной гражданской службы отсутствие связи с воинскими формированиями у лиц, проходящих такую службу взамен военной службы.

В докладе Комитета по правовым вопросам и правам человека Парламентской ассамблеи Совета Европы от 13 июля 2000 года говорится о том, что альтернативная гражданская служба не должна находиться под управлением министерств обороны и управление гражданской службой не должно иметь ничего общего с военными учреждениями, которые не оснащены для того, чтобы осуществлять социальную деятельность. Данные документы также закрепляют общие международные принципы прохождения альтернативной гражданской службы, они соответствуют названным нормам международного права, принятым Комиссией по правам человека ООН. Из этих актов можно выделить следующие юридически значимые обстоятельства, определяющие понятие альтернативной гражданской службы. Во-первых, таким обстоятельством является отсутствие управления альтернативной гражданской службой со стороны военных ведомств. Во-вторых, к числу указанных обстоятельств относится отсутствие связи с любыми военными учреждениями, не оснащенными для осуществления социальной деятельности.

Между тем, понятие альтернативной гражданской службы и его наполнение в комментируемом Законе искажено, поскольку в ст. 4 Закона говорится о возможности прохождения альтернативной гражданской службы в организациях Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов в качестве гражданского персонала. При этом направление на альтернативную службу военного характера (в военные организации) не зависит от волеизъявления гражданина.

Управление альтернативной гражданской службой и выполнение обязанностей альтернативной гражданской службы, исходя из требований международно-правовых норм, не должны находиться под контролем веденных ведомств. Нарушение данного правила позволяет не признавать службу альтернативной гражданской. Следовательно, рассматриваемый Закон не гарантирует гражданский характер альтернативной гражданской службы и противоречит международным нормам.

2 В ст.59 (части третьей) Конституции РФ возникновение права на альтернативную гражданскую службу связано с наличием убеждений или вероисповедания, противоречащих несению военной службы. В ч.4 п.1 ст.11 комментируемого Федерального закона говорится о том, что граждане, изъявившие желание на замену военной службы альтернативной гражданской службой, должны обосновать, что несение военной службы противоречит их убеждениям или вероисповеданию. В связи с чем в п.2 ст.11 рассматриваемого Закона дан примерный перечень документов, которые могут подтвердить наличие у гражданина убеждений или вероисповедания, противоречащих несению военной службы. Следовательно, комментируемый Федеральный закон исходит из того, что на гражданина возложена обязанность по доказыванию убеждений или вероисповедания, противоречащих несению военной службы.

В тоже время в ст. 29 (части третьей) Конституции сказано о том, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Очевидно, что возложение на гражданина обязанности по доказыванию убеждений или вероисповедания, препятствующих несению военной службы, является одной из форм: принуждения к выражению мнения по поводу вероисповедания или убеждения, противоречащих несению военной службы. Требования ст.29 Конституции РФ обязательны для применения по отношению ко всем лицам, в том числе и гражданам, претендующим на замену военной службы альтернативной гражданской службой. В связи с изложенным можно сделать вывод, о том, что положения настоящего Федерального закона, возлагающие на гражданина обязанность по доказыванию убеждений или вероисповедания, противоречащих несению военной службы, не соответствует требованиям ст.29 Конституции.

В своей резолюции 1998/77 от 22 апреля 1998 года Комиссия по правам человека ООН указала на право каждого человека на отказ от несения военной службы по соображениям совести в качестве законного осуществления права на свободу мысли, совести и религии, закрепленного в ст.18 Всеобщей декларации прав человека и в ст.18 Международного пакта о гражданских и политических правах. Свобода мысли, совести и религии означает отсутствие необоснованных ограничений при их выражении. В соответствии с ч.З ст.18 Международного пакта о гражданских и политических правах свобода исповедывать религию или убеждения может быть подвергнута ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья, морали, а равно для защиты прав и свобод других лиц. Другие ограничения свободы мысли, совести и религии международно-правовые акты не допускают. В докладе Комиссии по правам человека ООН от 17 декабря 1999 года рекомендовано принимать и удовлетворять заявления об отказе от военной службы по соображениям совести без проведения дополнительного расследования. В связи с изложенным следует признать, что возложение на гражданина обязанности по доказыванию вероисповедания или убеждений, противоречащих несению военной службы, является необоснованным, с точки зрения международно-правовых норм, ограничением свободы мысли, совести и религии.

3. Как следует из п.2 ст.10 комментируемого Закона, направление граждан на альтернативную гражданскую службу организует глав' органа местного самоуправления совместно с военным комиссаром и осуществляет призывная комиссия в соответствии с Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе" и настоящим Федеральным законом. В п.1 ст.14 рассматриваемого Федерального закона сказано о том, что к месту прохождения альтернативной гражданской службы гражданина направляет военный комиссар в соответствии с решением призывной комиссии и согласно плану специально уполномоченного федерального органа исполнительной власти. Следовательно, призывная комиссия настоящим Законом наделена полномочиями по принятию решения о замене военной службы альтернативной гражданской службой. Реализацию данного решения осуществляет военный комиссар в соответствии с утвержденным на. федеральном уровне планом. В связи с изложенным напрашивается вывод о том, что полномочиями по определению места прохождения альтернативной гражданской службы наделен военный комиссар. С учетом того, что в принятом Федеральном законе предусмотрена возможность прохождения данной службы и в воинских формированиях, нетрудно предположить существование остаточного принципа направления лиц, получивших право на замену военной службы альтернативной гражданской службой, в организации, не имеющие отношения к силовым структурам.

В своей ранней резолюции по рассматриваемому вопросу Совет Европы указал, что процесс принятия решений о замене военной службы альтернативной гражданской службой должен быть полностью отделен от военного руководства и самой своей структурой гарантировать независимость и автономность органов или должностных лиц от военного ведомства при принятии указанных решений (1Э67 г.). В упомянутой резолюции Комиссии ООН по правам человека также сказано о необходимости создания независимой и автономной от военного ведомства структуры по принятию решений о замене военной службы альтернативной гражданской службой. В связи с этим следует признать, что наличие системы, включающей в качестве первой инстанции военкомат, руководитель которого принимает решение о месте и виде службы, заменяющей военную службу, противоречит указанным международным стандартам и нормам.

4. В п.1 ст.11 настоящего Федерального закона говорится о том, что гражданин вправе подать заявление о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой до 1 апреля при призыве на военную службу в октябре-декабре текущего года и до 1 октября при призыве на военную службу в апреле-июне следующего года. Пропуск указанного срока в соответствии с п.4 ст.12 комментируемого Федерального закона является основанием для вынесения решения об отказе в замене военной службы альтернативной гражданской службой.

В связи с изложенным граждане, подлежащие призыву на военную службу в октябре-декабре текущего года, у которых убеждения или вероисповедание, препятствующие несению военной службы, возникли в период со 2 апреля до 30 сентября, лишаются права на замену военной службы альтернативной гражданском службой. При применении указанной нормы следует признать, что настоящий Федеральный закон исключает в указанный период применение ст.59 Конституции РФ,ст.18 Всеобщей декларации прав человека, ст.18 Международного пакта о гражданских и политических правах, других международных норм, гарантирующих замену военной службы альтернативной гражданской службой по соображениям совести. Очевидно, что Федеральный закон не может служить препятствием для применения Конституции РФ и международно-правовых норм.

5. В ч.2 ст.18 Международного Пакта о гражданских и политических правах сказано, что никто не должен подвергаться принуждению, умаляющему его свободу иметь или принимать религию или убеждения по своему выбору. Одним из глазных видов государственного принуждения является применение наказания к липам, имеющим религиозные и иные убеждения, противоречащие несению военной службы. В связи с чем данная норма запрещает использовать сроки альтернативной гражданской службы в качестве наказания лиц, отказавшихся от военной службы по религиозным или иным убеждениям.

В докладе Комиссии по правам человека ООН о работе ее 51-й сессии (30 января- 10 марта 1993 гола) также указано на то, что альтернативная гражданская служба не должна носить характер наказания. Сказанное относится и к срокам альтернативной гражданской службы, которые должны быть соразмерны со сроками исполнения обязанностей военной службы. В частности, Совет Европы в Комментарии к ст.18 Международного пакта о гражданских и политических правах выразил озабоченность по поводу завышения сроков альтернативном гражданской службы по сравнению со сроками военной службы.

Таким образом, исходя из требований международно-правовых норм, продолжительность альтернативной гражданской службы не должна служить в качестве наказания лиц, отказавшихся от военной службы по религиозным и иным убеждениям.

В ст.38 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" срок военной службы по призыву установлен в 24 месяца, а для лиц, имеющих высшее профессиональное образование и проходящих военную службу по призыву, - в 12 месяцев. В ст.5 комментируемого Федерального закона срок альтернативной гражданской службы установлен в 1,75 раза больше, чем срок военной службы по призыву. В связи с чем общий срок альтернативной гражданской службы определен в 42 месяца, для лиц, имеющих высшее профессиональное образование, он составляет 21 месяц. Причем в п.2 ст.5 названного Федерального закона срок альтернативной гражданской службы для граждан, проходящих данную службу в организациях Вооруженных Сил РФ установлен в 1,5 раза больше, чем срок военной службы по призыву. Для указанных лиц общий срок определен в 35 месяцев, а для имеющих высшее профессиональное образование – в 18 месяцев. Граждане, проходящие альтернативную гражданскую службу в указанных организациях, по сроку службы имеют преимущества перед гражданами, проходящими эту службу в других организациях. Следовательно, срок альтернативной гражданской службы поставлен в зависимость от ведомственной принадлежности организации, в которой она проходит. Налицо дискриминация граждан, проходящих альтернативную гражданскую службу в организациях, не имеющих отношения к военному ведомству.

Введение необоснованных ограничений прав и свобод граждан, в том числе и путем увеличения срока альтернативной гражданской службы, вступает в противоречие со ст. 19 Конституции РФ, которая гарантирует равенство прав и свобод независимо от того, в какой организации гражданин проходит альтернативную гражданскую службу. В связи с изложенным следует признать, что критерий установления различных сроков альтернативной гражданской службы, который имеется в содержании комментируемого Федерального закона, носит ярко выраженный антиправовой характер.

Как видно из сказанного, срок альтернативной гражданской службы существенно превышает срок военной службы по призыву. Мотивы такого увеличения в комментируемом Федеральном законе не определены. Тогда как безмотивное увеличение сроков альтернативной гражданской службы по сравнению с военной службой по призыву считается наказанием для лиц, отказавшихся от военной службы по религиозным и иным убеждениям.

Файл: скачать (45 Кб)


В начало | Новости | Что пишут | Библиотека | Организации | Ссылки | Для призывников | Для экспертов | О сайте | Коалиция | НВП в школе


© Центр развития демократии и прав человека, 2001-2017. Все права защищены