За демократическую АГС! Сайт коалиции общественных
организаций "За демократическую
альтернативную гражданскую службу"
Логотип кампании
о сайте о коалиции карта сайта поиск контакты
Национальная премия "Золотая Кувалда"
Компас призывника
МПД: Мы продолжаем движение!
Общество Возвращение
У тебя есть право не служить в армии!

Что пишут

С кем воюют генералы? Проблема не в том, что всеобщий воинский призыв будто бы невозможно ликвидировать. Проблема в том, что его невозможно сохранить, и попытки игнорировать это подрывают саму обороноспособность

Дата: 05.08.2005
Источник: Московские новости (газета)
Тема: Отсрочки от службы в армии
Автор: Отто Лацис

Министерство обороны опровергло появившийся в газетах список институтов, в которых сохранятся военные кафедры. То есть от списка не отрекаются, но предупреждают, что он не окончательный. Впрочем, он и в этом качестве ясно характеризует профессиональный и гражданский уровень тех, кто его готовил: к примеру, МГИМО в список попал, а Физтех - нет. Такая вот иерархия оборонных ценностей. Добавлю (без адреса, чтобы не оправдываться за разглашение военной тайны, хоть она и всем известна): крупнейшую в стране базу ракетных войск обслуживают лейтенанты, подготовленные военными кафедрами двух гражданских вузов. Один из них в список не попал. Кого теперь приставят к главной кнопке?

До того опровергался факт рассылки писем с оповещением вузов о предстоящей ликвидации кафедр. Не опровергается само намерение закрыть большинство военных кафедр, не опровергается срок намеченной операции. Сроки-то и выдают генеральский замысел (о котором чуть позже). Уже в ближайшем учебном году нового приема на кафедры, подлежащие закрытию, не будет. Кто не успел, тот опоздал. Тем самым ведомство одним махом закрывает самый массовый канал законной отсрочки призыва.

Министр образования откликнулся коротким заявлением, которое, может быть, кажется ему очень удачным произведением бюрократического искусства: военные кафедры не нам принадлежат, военной подготовкой ведает Министерство обороны - ему и решать, каким способом готовить офицеров. Увертка простоватая: всякому понятно, в чем тут главный вопрос. Министерство обороны при непротивлении Министерства образования наносит тяжелый удар по стратегическому потенциалу страны - гражданскому и военному - ради удовлетворения ведомственного пристрастия к архаичной системе призыва. Дело ведь не только в фантастически живучей дедовщине, не сокращающихся потерях в Чечне, где "нет войны", не только в рекордных "небоевых потерях", за которые никто не отвечает. Хорошо известно, что способности к освоению ряда профессий - и не только гуманитарных, как музыка или иностранные языки, но и связанных с естественными и точными науками, как математика и физика - угасают с годами. Потери не только для науки и культуры, но и для оборонного потенциала страны из-за перерыва в обучении молодых людей таких специальностей очевидны.

Говорят о низком качестве подготовки офицеров на военных кафедрах гражданских вузов. Но много десятилетий это не волновало никого в Министерстве обороны. Что же мешает подождать еще немного сейчас? Ведь объявленная государством военная реформа может полностью снять многолетний социальный конфликт, связанный со всеобщей воинской повинностью. Перейдем полностью на контрактную службу - и отпадут поиски отсрочек и борьба с ними, исчезнет обширная сфера коррупции среди людей, от которых зависят отсрочки. Но в том-то и дело, что кафедры закрывают прием немедленно, а сроки полного перехода на контракт остаются в тумане. И по-прежнему немало генералов продолжают твердить, что отказа от призыва не может быть, потому что не может быть никогда. Выходит, операция по уничтожению военных кафедр - неотъемлемый элемент генеральской контратаки против подлинной военной реформы, против перехода Вооруженных сил полностью и исключительно на службу по контракту.

Не будем гадать, почему военное ведомство упорствует в отстаивании призыва. Не будем спорить, есть ли деньги для введения полноценной контрактной службы: достаточно сказать, что у народа об этом не спрашивали. На взятки ради освобождения сыновей от призыва их родители находят огромные деньги - наверняка с облегчением предпочли бы расстаться с этими деньгами легально, посредством открытого выделения на эти цели бюджетных ассигнований, даже если потребуется для этого повысить налоги. Серьезного обсуждения на самом деле заслуживает только один вопрос: возможно ли вообще сохранить систему воинского призыва.

Лет 50 - 70 назад большинство призывного контингента составляли молодые люди, для которых призыв был праздником. Сельские жители по численности еще преобладали над городскими, и если в городах по большей части жили бедно, то нищета крестьян, по нынешним меркам, кажется просто неправдоподобной. Как пишет экономист Виктор Растянников, в 1950 году натуральное наполнение колхозного трудодня было на 30 процентов меньше дневного заработка сельскохозяйственного рабочего Франции накануне Великой Французской революции (в 1788 году) и в 8 - 9 раз меньше дневного заработка поденного сельскохозяйственного рабочего России в 1913 - 1915 годах. При этом колхозникам не давали паспортов, и они не могли уйти из деревни по своей воле. Одного этого было достаточно, чтобы обеспечить безусловную привлекательность службы в армии. Нынче так не живут ни в городе, ни в деревне. Добавим к этому демографическую революцию, которая бесповоротно сделала преобладающей нормой рождение в семье одного-единственного ребенка. Вывод ясен: тех условий, в которых возник и бытовал всеобщий воинский призыв, больше нет и никогда не будет.

В этой ситуации стремление оборонного ведомства продлить на неопределенный срок существование обязательного воинского призыва означает объявление этим ведомством войны собственному народу. Народ не убоялся этой атаки тех, кто должен его защищать: создана Лига за отмену призыва. Она намерена добиваться референдума о судьбе призыва, и социологи прочат ей в этом случае уверенную победу. В эти же дни Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин вручил министру обороны свой доклад по горячей теме. Нет, не о ликвидации призыва идет в нем речь, а "о соблюдении прав граждан в связи с прохождением военной службы по призыву". Полезны и эти соображения (как и само признание нарушения соответствующих прав), но бочку меда перевешивает солидная ложка дегтя: Лукин предложил "ограничить право на отсрочку для студентов, обучающихся на коммерческих отделениях вузов". Стратегия любого бюрократа от обороны в такой позиции очевидна: он поклянется устранить все нарушения прав, а на деле только сократит отсрочки. Впрочем, хорошо уже то, что Уполномоченный по правам человека признал невозможным остаться в стороне от дискуссии.

В этой войне генералы обречены на поражение. Вопрос только в том, сколько времени потребуется на признание этого факта и какие потери понесет за это время страна.


В начало | Новости | Что пишут | Библиотека | Организации | Ссылки | Для призывников | Для экспертов | О сайте | Коалиция | НВП в школе


© Центр развития демократии и прав человека, 2001-2018. Все права защищены
Сайт поддерживается Общественной инициативой «Гражданин и Армия»

Темы: