За демократическую АГС! Сайт коалиции общественных
организаций "За демократическую
альтернативную гражданскую службу"
Логотип кампании
о сайте о коалиции карта сайта поиск контакты
Национальная премия "Золотая Кувалда"
Компас призывника
МПД: Мы продолжаем движение!
Общество Возвращение
У тебя есть право не служить в армии!

Что пишут

СЛЕТЯТ ЛИ ЗВЕЗДЫ С ПОГОН ГЕНЕРАЛА?

Дата: 05.10.2006
Источник: Авторские статьи
Тема: Военная служба по призыву
Автор: Ирина КИЗИЛОВА

Слетят ли звезды с погон генерала, использующего труд солдат на строительстве личной дачи?

Мать, восставшая против рабства

3 апреля 2006 года в Пермское областное отделение общества «Мемориал» обратилась председатель Комитета солдатских матерей Орловской области Татьяна Михайлова в связи с поступившей ей жалобой матери солдата. Солдат проходит службу в воинской части, дислоцирующейся в ЗАТО Звездный Пермской области. В заявлении матери сообщалось, что её сын Николай Гуравов с июня по ноябрь 2005 года работал на постройке дачи командира этой части, генерал-майора Синенко. Во время работ на даче у военнослужащего заболела спина, и через некоторое время его на носилках доставили из казармы в госпиталь, расположенный на территории ЗАТО Звездный. Там Николай провел больше месяца.

Мать солдата Любовь Николаевна Гуравова просила у Орловского КСМ содействия в направлении сына на ВВК (военно-врачебную комиссию) и в наказании виновных в его заболевании. А председатель Орловского КСМ надеялась на наше содействие в поиске подтверждений описанного матерью беззакония со стороны генерала и в защите солдата, если таковая понадобится. Ведь мы-то находимся гораздо ближе к этой воинской части.

Мы, конечно, же не могли обмануть ее надежды. Начав свое собственное расследование, вот что я выяснила. В маленьком поселке под названием ЗАТО Звездный почти все знают, что красивый трехэтажный особняк, выросший, словно на дрожжах, в лесном массивчике под боком у воинской части, принадлежит ее командиру, генерал-майору Синенко. И о том, что в строительстве особняка, называемом звездинцами дачей генерала, участвовали солдаты вверенной ему части, тоже знают многие: хоть особняк и окружен забором, но ходили-то туда солдаты на работу и с работы по поселковой улице. Ежу понятно, что на дачу не ходят для занятий военной подготовкой.

Знать-то жители поселка про это знают, да вот никто из них ни разу не возмутился тем, что военнослужащие вместо того, чтобы повышать свою боеготовность, трудятся на личное благо командира в генеральских погонах. Возможно, не возмущались потому, что Звездный – особый поселок, здесь живут, в основном, семьи офицеров и гражданских служащих этой же воинской части. Их карьера, а, значит, и материальное благополучие зависят от ее командира.

И было бы все шито-крыто, если бы не та злополучная для генерала Синенко жалоба матери солдата Гуравова, проживающей в далеком от него селе Екатериновка Ливенкского района Орловской области. А мать узнала о неуставных отношениях, творимых в Звездном, из письма сына, в котором он просил выслать полторы тысячи рублей на оплату медицинского обследования в поликлинике Пермской областной клинической больницы. На это обследование его направили врачи военного госпиталя.

В сельской семье каждая копейка на счету, и полторы тысячи рублей для нее немалая сумма. Для своего Коляни Любови Николаевне, конечно, ничего не жалко. Но почему солдат должен сам платить за медобследование при заболевании, полученном на строительстве крмандирской дачи? И вообще, почему его во время службы заставили работать на чьей-то личной даче? Эти вопросы Любовь Николаевна задала в письме самому командиру Колиной части. Не получив ответа, страшно возмутилась и написала ту самую жалобу, которая может принести генералу Синенко много неприятностей. Вплоть до лишения звезд на погонах. Ведь еще в октябре 2005 года Министр обороны РФ Сергей Иванов отдал приказ N 428 "О запрещении привлечения военнослужащих к выполнению работ, не обусловленных исполнением обязанностей военной службы".

Заменили собой бульдозер, кран и экскаватор
Подтверждение тому, что сообщалось в жалобе матери солдата, прямо скажем, было добыто мною не совсем легальным путем. Потому что легальный путь сразу же закрыл бы мне доступ в ЗАТО Звездный. Чтобы попасть на свидание с Колей, мне пришлось выдавать себя за его тетю, проживающую в Перми. «Племянника» по случаю моего приезда отпустили на несколько часов в увольнение, и мы бродили с ним по поселку. Вдоль него идет единственная улица, по одну сторону которой расположилась военная часть, по другую – жилые дома для семей офицеров и гражданского персонала, небольшой крытый рыночек, Дом культуры, школа, тот самый военный госпиталь, где больше месяца лежал Коля, подразделения военной прокуратуры и военного суда…

По дороге я записывала на маленький диктофон подробный Колин рассказ о том, кто посылал его на дачные работы, с кем из солдат части поименно он трудился на даче, сколько месяцев, по сколько часов в день, какие виды работ выполняли… «Таскали на носилках щебень, вынимали из подвала и поднимали на баню глину, разбрасывали по огороду навоз, строили дровяник, копали траншею в тяжелой глинистой земле, стеклили теплицу..., - перечислял Коля. – Работали обычно по 8 часов в день, но иногда гораздо дольше. А командир нас все поторапливал, и нам приходилось нагружать носилки потяжелее. Однажды генерал сказал нам, что мы заменили ему бульдозер, кран и экскаватор. Иногда, по праздникам, например, в День инженерных войск, он награждал нас за хорошую работу. В 2005 году выдал мне Грамоту «за проявленную инициативу». Один раз покупал сигареты, пару раз что-то из продуктов, два раза – арбуз».

До перевода в эту часть, сообщил мне сержант Гуравов, он обучался в инженерной «учебке» и получил там специальность механика-водителя большого артиллерийского тягача-путеукладчика БАТ-М. Почему его и еще пятерых ребят из той «учебки» распределили в часть, где вообще, нет тягачей-путеукладчиков, а не в соседнюю артиллерийскую, где эти машины есть – это вопрос для высшего командования Министерства обороны. Но почему вместо того, чтобы добиться исправления этой ошибки, генерал Синенко использовал солдат в корыстных целях? На эти вопрос, я думаю, он сам ответит когда-нибудь военному суду.

А вот и дача в лесочке. Красивое трехэтажное здание из красного высококачественного кирпича не способна укрыть нежно зеленая чуть проклюнувшаяся майская листва деревьев. Мы сфотографировались с «племянником» на память на фоне дачи. А потом, найдя в поселке пункт услуг по ксерокопированию, я сделала копии Колиных медицинских документов, которые он по моей просьбе захватил из части с собой.

Вскоре после нашей встречи с Николаем, на мой адрес пришло письмо от его сослуживца – рядового Владимира Курбанова, который подтвердил, что с июня по ноябрь 2005 года он вместе с Гуравовым и несколькими другими солдатами их воинской части тоже работал на даче генерала Синенко.

Все это вместе с расшифровкой аудиозаписи Колиного рассказа я отправила в Орловский комитет солдатских матерей. Получив материалы, председатель комитета послала в Главную военную прокуратуру РФ по факсу официальное письмо на бланке КСМ с просьбой провести расследование по жалобе матери военнослужащего Н. Гуравова.

Через некоторое время Николай сообщил мне по мобильному телефону, что его снова поместили в госпиталь ЗАТО Звездный для прохождения ВВК (Военно-врачебной комиссии) и что к нему в госпиталь приходил прокурор подразделения военной прокуратуры, расположенного в ЗАТО Звездный, Андрей Савин. Прокурор взял у солдата показания относительно работ на генеральской даче. Записал все, что делал там Николай вместе с другими солдатами.

Из рассказа Николая о посещении его прокурором, можно было сделать вывод, что жалоба матери возымела действие и справедливость скоро восторжествует. Но вот новое телефонное сообщение от «племянника»: его вызывали в прокуратуру, где он встретил своих сослуживцев, работавших вместе с ним на даче генерала. Сослуживцы сказали ему, что они (даже автор личного письма мне Владимир Курбанов), дают другие, отличные от его, показания: работали, мол, на даче добровольно, просто из желания помочь своему командиру, в свободное от военной подготовки время. Работы были нетяжелые, получить заболевание спины от них невозможно и т.д. У Николая появилось ощущение, что ребятам уже кто-то подсказал, что нужно говорить в прокуратуре.

И тут впервые солдат понял, какая опасность угрожает ему из-за того, что ребята, по сути, предают его. Да и себя тоже, не понимая, что их лжесвидетельства дают генералу Синенко возможность остаться на коне и снова использовать солдат, как батраков.

Счет пошел на секунды

Испугалась за судьбу Николая и я. Практика правозащитной работы подсказывает, что если солдата Н. Гуравова поле окончания обследования в госпитале ЗАТО Звездный, вернут в ту же часть, которой командует генерал-майор Синенко, может случиться непоправимое. Добиваясь по настоянию генерала отказа от ранее данных показаний, его будут «прессовать» и старослужащие, и сержанты, да еще бог знает кто. И могут «допрессовать» до инвалидности или до суицида. Необходимо на время следствия перевести Николая в другое безопасное для его жизни и здоровья место. Есть примеры, когда солдат в подобной ситуации прикомандировывали к подразделению военной прокуратуры, ведущей следствие. Но местные жители сказали мне, что военный прокурор Звездного Савин находится в приятельских отношениях с генералом Синенко, бывает у него в гостях. Вот недавно, уже во время следствия по жалобе Колиной мамы, Савин приходил к генералу на застолье по случаю дня рождения. Можно было предположить, что следствие будет вестись, мягко говоря, не достаточно эффективно и объективно. То есть не в пользу Коли.

Это опасение вскоре подтвердилось: проведя так называемую надзорную прокурорскую проверку по жалобе, военный прокурор Савин ничего особенного в действиях генерала не нашел и возбуждать уголовное дело не стал. И ВВК, действующая на базе местного военного госпиталя, не найдя заболевание сержанта Гуравова серьезным, признала его годным к продолжению военной службы с небольшими ограничениями. Ничего удивительного в таком выводе нет, ведь и начальник госпиталя – тоже в приятельских отношениях с генералом Синенко. В маленьком военном поселении все так переплетено.

Колю выписали из госпиталя и направили дослуживать в ту же военную часть, под начало того же командира, против которого посмела восстать солдатская мать. Тревожась за Колину судьбу, я от имени Пермского областного отделения «Мемориала» срочно обратились к депутату Государственной Думы Виктору Похмелкину (избранному в нашей области) и к Уполномоченному по правам человека в Пермской области Татьяне Марголиной с просьбой помочь защитить права военнослужащего. Татьяна Марголина, в свою очередь, направила просьбу о поддержке российскому омбудсману Владимиру Лукину.

И еще нашей организации удалось привлечь к защите Колиных прав хорошего пермского адвоката, на счету которого несколько выигранных дел по защите прав военнослужащих. Есть надежда, что в описываемом мною деле справедливость в конце концов восторжествует. Если связь между заболеванием Николая Гуравова и его работой на генеральской даче не установит даже судебная медэкспертиза, командир воинской части все равно должен понести суровое наказание за использование труда солдат в личных целях. А подтверждение этих фактов мы сумели найти. И теперь с подачи адвоката военный суд Пермского гарнизона будет вынужден принять к рассмотрению это дело.

Ай, как опрометчиво поступил генерал Синенко, не выполнив приказ № 428 Министра обороны. Впрочем, разве командиру воинской части еще до приказа своего министра было не понятно, что использовать труд подчиненных в корыстных целях, по меньшей мере, аморально? К тому же это строго запрещает Конвенция №105 «Об упразднении принудительного труда» МОТ (Международной организации труда), принятая 25 июня 1957 года. Правда, Россия её ратифицировала лишь спустя сорок лет. Но ведь ратифицировала же! Значит, рабского труда солдат в нашей стране уже почти десять лет не должно быть и в помине. Ан, есть он. Подтверждение тому – то, что произошло в ЗАТО Звездный.

Бедный, бедный Министр обороны Иванов! Каково-то будет ему узнать об этом случае? Ведь еще совсем недавно на пресс-конференции в канун 61-ой годовщины Победы нашего народа в Великой Отечественной войне, он заявил (цитирую по публикации в газете «Комсомольская правда»): «Существует миф, что солдат срочной службы сплошь и рядом строит дачи генералам. Покажите мне хоть одну дачу генерала, на которой сейчас работают солдаты. Генералы не такие богатые люди, они не идиоты, чтобы в нынешнее время такое сделать. Потому что вылетят из армии, как пробка из бутылки, в шесть секунд». В это время на даче генерала Синенко батрачили солдаты. Впрочем, как рассказывают жители Звездного, они продолжали там работать и во время прокурорской проверки по письму Колиной матери...

Ну что, начинаем считать секунды? И одновременно продолжаем битву за права солдата Николая Гуравова и его сослуживцев.


Ирина Кизилова,
независимый журналист,
сотрудник Пермского областного отделения
международного общества «Мемориал»
,
общественный помощник Уполномоченного
по правам человека в Пермской области.


В начало | Новости | Что пишут | Библиотека | Организации | Ссылки | Для призывников | Для экспертов | О сайте | Коалиция | НВП в школе


© Центр развития демократии и прав человека, 2001-2018. Все права защищены
Сайт поддерживается Общественной инициативой «Гражданин и Армия»

Темы: