За демократическую АГС! Сайт коалиции общественных
организаций "За демократическую
альтернативную гражданскую службу"
Логотип кампании
о сайте о коалиции карта сайта поиск контакты
Национальная премия "Золотая Кувалда"
Компас призывника
МПД: Мы продолжаем движение!
Общество Возвращение
У тебя есть право не служить в армии!

Что пишут

Путин и неврученка

Дата: 06.05.2007
Источник: Новая газета
Тема: Другое
Автор: Александр Меленберг

Специальный президентский комитет отчитался: свои долгожданные фронтовые награды получили все (из оставшихся в живых) ветераны. Это было преувеличением как минимум в 50 раз.

Сухая математика подвигов солдат и офицеров Великой Отечественной войны выражена в округленных цифрах, не так давно рассекреченных. В 1941 г. было произведено 32 700 награждений орденами и медалями. В 1942-м — 395 000. 1943 год в этом отношении был намного щедрее — 2 050 000. 1944-й — 4 300 000. А 1945-й поставил победную точку — 5 470 000. Но когда закончилась война, оказалось, что около трех миллионов этих наград не были вручены. Больше, чем их вообще было дано за период 1941—1943 гг.

В качестве главной причины официальные лица из Министерства обороны называют высокую степень ротации личного состава во время войны. Совершил подвиг, был ранен, попал в госпиталь, оттуда в другую часть — и награда не нашла героя. Все это, конечно, имело место, но главная-то причина в другом.

Первые месяцы войны, как известно, были таковыми, что о системе награждений нечего было и думать. Лишь 22 октября 1941 г. военные советы фронтов (в составе командующего, начальника штаба и приглядывавшего за ними крупного партийного функционера) получили право самостоятельно награждать представленных к отличиям от имени Президиума Верховного Совета СССР. Понятно, что указанные лица находились слишком далеко от передовой линии, и для более точного определения достойных наград 10 ноября 1942 г. право награждения распространилось вплоть до комдивов (имели право награждать орденом Красной Звезды) и командиров полков (награждали медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги»). Но во всех случаях была маленькая приписка, по сути, сводившая благие намерения в бюрократическую рутину: «С последующим утверждением».

В итоге механизм прохождения наград имел следующий вид. Командир полка пишет представление к награде (так называемый наградной лист), где подробно описывает подвиг того, кто, по его мнению, достоин ордена, в крайнем случае медали. Затем это представление шло вверх по команде — его своими подписями утверждали (или не утверждали) командующий дивизией, командир корпуса, командующий армией, командующий фронтом. Благополучно пройдя череду фронтового начальства, представление направлялось в Москву. В наградной отдел Главного управления кадров Наркомата обороны. Это была наиглавнейшая инстанция. И наиглавнейший абсурд. Ибо тыловики решали, достоин ли подвиг солдата или офицера награды. После визы кадровиков наградной лист возвращался назад по инстанциям. Иногда вместе с указанным в нем орденом. Но, как правило, в штаб фронта из Москвы присылали кипу наградных (по мере их накопления) и несколько ящиков наград.
От первоначального представления до получения награды проходил срок никак не меньше, чем полгода. Для сравнения: в армии главного противника и главных союзников для получения награды достаточно было устной рекомендации (по телефону) непосредственного командира в штаб вышестоящего соединения.

Громоздкая система представлений, утверждений, согласований — бюрократии на ровном месте — поспособствовала невручению тех самых трех миллионов наград.
Утвержденных, прошедших всю бумажную волокиту снизу вверх и обратно вниз. Все это огромное количество неврученки (как ее стали называть) — сама награда и наградной лист к ней — вернулось в Москву и осело в архиве Минобороны. В 1950 г. при Главном управлении кадров Министерства обороны был создан специальный отдел по розыску награжденных и вручению им наград. Но через какое-то время вся его работа свелась к ответам на запросы фронтовиков. А нет запроса — нет проблемы.

В застойный период относительно войны 1941—1945 гг. выставили лозунг «Никто не забыт и ничто не забыто». Но на самом деле бюрократам из центрального аппарата Минобороны было глубоко плевать на миллионы неврученных наград. Но, как во времена какого-нибудь Минина, явилась не предусмотренная бюрократией народная инициатива снизу.

В 1971 г. полковник в отставке Зиновий Галутин, став военруком Московского торгово-экономического техникума, создал при нем Музей боевой славы и группу «Поиск». Сначала искали ветеранов 1-й Московской дивизии народного ополчения, героически оборонявшей столицу. Затем, обнаружив, что воинам этой дивизии не вручено почти пять сотен наград, переключились на поиск награжденных. Уже в 90-х годах Галутин с единомышленниками создали Межрегиональную общественную организацию Координационный центр «Награды Великой Отечественной войны», которая взяла на себя труд по поиску ветеранов, не получивших награды, и предоставлению их адресов Главному управлению кадров Министерства обороны. За все это время общественная организация (в последнее 10-летие при финансовой поддержке правительства Москвы) разыскала около 35 тысяч участников войны, не получивших награды. Капля в море, но капля справедливости…

В преддверии празднования 60-летия Победы был создан российский организационный комитет «Победа» под председательством Владимира Путина. Вот выписка из протокола заседания комитета «Победа» 26 декабря 2002 г.: «26. Поручить Минобороны России:
— до 1 марта 2003 года проработать вопрос получения электронной базы данных на участников Великой Отечественной войны от Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан;
— до 1 мая 2004 года осуществить перевод в электронный вид 490 тыс. карточек неврученных государственных наград;
— до 1 июля 2004 года провести их программную идентификацию с базой данных Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан;
— до 1 марта 2005 года завершить вручение участникам Великой Отечественной войны ранее не врученных государственных наград.

28. Рекомендовать Национальному военному фонду России рассмотреть возможность выделения финансовых средств в размере 4,2 млн руб. для решения задач по завершению поиска и вручению участникам Великой Отечественной войны ранее не врученных государственных наград».

Выделенные на поиск адресатов неврученок средства тут же принялись деловито осваивать. В 2003 г. в Главном управлении кадров Минобороны назвали интересную цифру — 464 000 наград будут вручены бывшим фронтовикам.

Прошел срок, указанный президентом Путиным, и вот 29 марта 2005 г. на последнем предпраздничном заседании комитета «Победа» (в присутствии президента) тогдашний министр обороны Сергей Иванов объявил во всеуслышание, что на настоящий момент… не вручено порядка одного миллиона наград. Правда, тут же добавил, что это награды погибших либо уже умерших ветеранов, «а по живым ветеранам вопрос закрыт». В ходе проведенной работы, продолжил министр, «разыскано более 6 тысяч ветеранов, которым награды не были своевременно вручены. На сегодняшний день более 3,5 тысячи их уже получили».

В Главном управлении кадров Министерства обороны делают вид, что всем ветеранам награды вручены. А в то же самое время общественная организация Координационный центр «Награды Великой Отечественной войны» продолжает искать и находить не охваченных наградной кампанией президента Путина фронтовиков.
Только за четыре месяца 2007 г. центр направил в региональные военкоматы 345 запросов, по которым найдено около 60 ветеранов, не получивших до сих пор свои награды. Уже, к сожалению, нет в живых замечательного человека Зиновия Галутина. Благородное его дело возглавляет многолетний помощник Галутина подполковник космических войск в запасе Ринат Мухтаров.

Он, очевидно, не желая ссориться с Министерством обороны, прокомментировал сложившуюся ситуацию так: «В любой работе есть упущения, и сейчас мы находим тех ветеранов, которым не были вручены награды. Вот 7 мая будем торжественно вручать орден Славы 3-й степени ветерану, которого мы разыскали здесь, в Москве».

Заместитель руководителя Координационного центра Николай Скляров был более откровенен: «Я сам участвовал в подготовке доклада президенту. В основном задача решена, но все сделать невозможно… Президентом была поставлена задача Министерству обороны: к 60-летию победы над Германией, в 2005 году, найти максимальное количество ветеранов, не получивших награды. Была проведена работа военкоматами, Главным управлением кадров, в Центральном архиве Министерства обороны, были мобилизованы все люди. По всей России были разосланы анкеты-запросы. На одного человека неврученки их высылали несколько штук, потому что могли меняться адреса и т.д. Всего было отправлено 84 448 анкет-запросов. Врученных наград было гораздо меньше. Приблизительно около 10% из всех этих анкет-запросов были результативными».

А пыль в глаза пустили про 464 тысячи врученных неврученок…

Вот всегда у нас так.

[a href=http://www.novayagazeta.ru/data/2007/33/01.html
]http://www.novayagazeta.ru/data/2007/33/01.html


В начало | Новости | Что пишут | Библиотека | Организации | Ссылки | Для призывников | Для экспертов | О сайте | Коалиция | НВП в школе


© Центр развития демократии и прав человека, 2001-2018. Все права защищены
Сайт поддерживается Общественной инициативой «Гражданин и Армия»

Темы: