За демократическую АГС! Сайт коалиции общественных
организаций "За демократическую
альтернативную гражданскую службу"
Логотип кампании
о сайте о коалиции карта сайта поиск контакты
Национальная премия "Золотая Кувалда"
Компас призывника
МПД: Мы продолжаем движение!
Общество Возвращение
У тебя есть право не служить в армии!

Что пишут

Эхо Беслана в уинской глубинке

Дата: 07.09.2007
Источник: Пермское отделение общества "Мемориал"
Тема: Коалиция о призыве, военной службе и АГС
Автор: Ирина КИЗИЛОВА

В минувшую субботу мы провожали в 1-й класс свою внучку Лизу. На торжественной линейке в школе все было празднично: огромные белые банты первоклашек, нарядные учителя, море цветов и ярких воздушных шариков, поздравительные речи, веселые стихи и песни... Все, как всегда, как девятнадцать лет назад, когда в школу пошел наш старший внук. И как три года назад, когда первоклассником стал средний... Но именно тогда три года назад с торжественной линейки в школе №1 мало кому из нас известного доселе городка под названием Беслан, что в Северной Осетии, началась страшная трагедия по захвату заложников, от которой содрогнулась вся страна. В результате этой трагедии, длившейся с 1 по 3 сентября 2004 года, погибли 334 человека. В том числе 186 детей. И если в память о них в школах страны ежегодно 1 сентября не объявляется минута молчания, значит, учителя преподают своим ученикам урок беспамятства.
Таких «уроков» россияне, взрослые и дети, за три послебеслановских года получили множество. Расскажу еще об одном из них.
В селе Усть-Телес Уинского района жил-поживал паренек по имени Ренат по фамилии Минагазыев. После беспечных младенческих лет учился в школе, потом в профессиональном училище. А когда наступило восемнадцатилетие, осенью 2003 года Уинский райвоенкомат призвал его на военную службу. Два года назад Ренат должен был вернуться в родное село и, как планировал до призыва, вместе с отцом выращивать хлеб в семейном подсобном хозяйстве, жениться, завести детей. Не вернулся Ренат домой, не стал хлеборобом, мужем и отцом. На пути парня из пермской глубинки встала Бесланская трагедия.
Недавно в нашу общественную организацию (потому что не все знают) «Центр поддержки демократических молодежных инициатив» обратился военный комиссар объединенного Ординско-Уинского райвоенкомата полковник Кадыров с просьбой помочь отцу Рената Дамилю Минагазиеву добиться от командования Северо-Кавказским военным округом МВД правды о своем сыне.

… Сразу после призыва Рената направили служить в Северо-Кавказский военный округ, в воинскую часть № 3656, дислоцированную под Новочеркасском. Через девять месяцев, 29 июня 2004 года рядовго Р. Д. Минагазыева с группой сослуживцев откомандировали «в район (цитирую выписку из приказа №122 с/ч за подписью ВрИО командира в/части №3656 полковника С. Василькевича и ВрИО начальника штаба майора А. Чунарева) выполнения боевых задач н.п. Старые Атаги, р. Чечня». Сохранился конверт письма от Рената своим родителям, на котором стоит именно этот обратный адрес с номером в/ч 3737, к которой временно приписали группу командированных солдат.
28 сентября 2004 года все откомандированные вернулись на свое прежнее место службы и в соответствии с приказом командующего ОГВ на территории Северо-Кавказского региона №376 от 30 сентября 2004 г. получили дополнительное денежное вознаграждение «за фактическое участие в боевых действиях». Все, кроме рядового Минагазыева, который с 17 сентября 2004 года находился в военном госпитале № 3057 со страшным диагнозом «опухоль головного мозга».
Отец заболевшего солдата дважды приезжал к сыну, сначала в госпиталь, а потом и в Ростовский онкологический центр, куда того перевели. Все усилия врачей оказались напрасны в борьбе со страшной болезнью: 12 мая 2005 года Рената Минагазыева не стало.
Во время приездов к больному сыну Дамиль Газимович пытался понять, что же стало причиной столь тяжелого заболевания. «Может быть, сослуживцы-деды били по голове?» – спрашивал он Рената. «Да, нет, по голове меня не били» - отвечал тот.
Уже после смерти сына отец вспомнил рассказы Рената о том, как 1 сентября 2004 года его с другими солдатами срочно отправили из Новых Атагов в Беслан, как стояли они в оцеплении вокруг школы, за стенами которой страдали захваченные террористами люди, о друге-сослуживце, убитом на его глазах пулей снайпера-боевика. Особенно тяжело Ренату было вспоминать кровавую кашу событий, происшедших 3 сентября: выстрелы из гранатометов, взрывы и пожар в школьном спортзале, смрадный дым с запахом горевшего человеческого мяса, бегущие заложники и трупы, трупы, трупы….
Видя, как мучают эти воспоминания Рената, отец уговаривал сына: «Ты не говори так много, тебе вредно волноваться». Ренат умолкал, а потом снова и снова возвращался к пережитому в те дни кошмару.
Получив выписку о смерти, Дамиль Газимович нашел в Ростовском онкологическом центре лечащего врача Рената и спросил: может ли стресс, перенесенный сыном во время Бесланской трагедии, послужить причиной возникновения раковой опухоли. Да, ответил врач, такой сильный стресс, конечно, может, если не возбудить, то пробудить дремавшую до поры до времени опухоль. Значит, Ренат - еще одна жертва той трагедии, понял отец. Ведь сильнейшие головные боли его начали мучить сразу после окончания анитеррористической операции. А уже через 13 дней после освобождения школы №1 от боевиков Ренат попал в госпиталь, где ему поставили тот страшный диагноз.
В память о сыне уинский хлебороб решил получить от командования воинской части документальное подтверждение его участия в Бесланском оцеплении. Но не тут-то было, командование части №3656 отказалось на запрос отца солдата дать такую информацию. Хотя он получил другую справку – о том, что «рядовой Минагазыев Ренат Дамильевич в период с 29 июня 2004 г. по 16 сентября 2004 г. (до момента направления в госпиталь – И.К.) проходил военную службу в условиях вооруженного боевого конфликта на территории Северо-Кавказского региона РФ в войсковой части 3656. При этом дней непосредственного участия в боевых действиях нет».
Вот так раз! Как я уже сообщала в/часть 3656 расположена под Новочеркасском. А Ренат Минагазыев, согласно приведенной мной выше выписке из приказа командования этой же части, именно с 29 июня находился в командировке в Старых Атагах в Чечне в в/ч 3737.
Не помогли и запросы в воинские части № 3656 и №3737, сделанные военным комиссаром объединенного Уинско-Ординского райвокномата, полковником Кадыровым. Командир в/ч 3737 подполковник Дранников ответил: «Военнослужащий Минагазыев Ренат Данильевич в войсковой части 3737 военную службу не проходил, в книгах временно прикомандированных не значится». Обращает на себя внимание то, что отчество Рената в этом ответе написано с ошибкой. Так, может быть, и искали в списках прикомандированных к в/ч 3737 некоего Рената Данильевича, а не Дамильевича? Эта небрежность много говорит об отношении командования части к рядовому солдату.
Не участвовал, не значится, нет в списках... А в итоге, отец Рената не может получить досрочную пенсию, как это положено по закону родителям военнослужащих, чья гибель или смерть связана с их участием в боевых действиях. Хотя, как говорит Дамиль Газимович, для него важнее не это, а правда о сыне.
Правда. Ее сегодня ждут и родители бесланских детей, погибших во время антитеррористической операции. Уже три года прошло после этой трагедии, а все еще не названы имена действительных виновников так неумело проведенной операции по освобождению заложников. Существуют официальный доклад парламентской комиссии по расследованию обстоятельств, связанных с трагическими событиями в Беслане (так называемый доклад Александра Торшина, ее председателя). Заслушав его, депутаты Госдумы удовлетворенно поставили точку в расследовании и распустили комиссию. Но член той же комиссии, депутат Госдумы доктор физико-технических наук Юрий Савельев, несогласный с этим докладом, провел собственное расследование и представил альтернативный доклад, который Госдума отказывается рассматривать. Вот что сказал Юрий Савельев в одном из своих интервью: «То, что произошло в сентябрьские дни 2004 года в Беслане, невозможно до конца осознать, а выжившие в этом аду никогда не смогут вернуться к нормальной человеческой жизни. И никто из нас, находившихся в те дни вне школы, не поймет и не почувствует пережитого этими несчастными людьми ужаса»
Рядовой солдат Ренат Минагазыев находился в те трагические дни вне школы, но так близко от нее, что не мог не понять и не почувствовать то, что пережили заложники. И он тоже не смог вернуться к нормальной человеческой жизни. А если бы остался жив, наверное, добавил бы свою частичку в раскрытие правды Беслана.

Ирина Кизилова


Пермский "Мемориал"


В начало | Новости | Что пишут | Библиотека | Организации | Ссылки | Для призывников | Для экспертов | О сайте | Коалиция | НВП в школе


© Центр развития демократии и прав человека, 2001-2018. Все права защищены
Сайт поддерживается Общественной инициативой «Гражданин и Армия»

Темы: