За демократическую АГС! Сайт коалиции общественных
организаций "За демократическую
альтернативную гражданскую службу"
Логотип кампании
о сайте о коалиции карта сайта поиск контакты
Национальная премия "Золотая Кувалда"
Компас призывника
МПД: Мы продолжаем движение!
Общество Возвращение
У тебя есть право не служить в армии!

Что пишут

Проверка на выживаемость

Дата: 13.01.2009
Источник: Пермские новости
Тема: Права военнослужащих
Автор: Ирина Кизилова

Её устроили для военнослужащего командиры одной из военных частей Пермского гарнизона

Пуля-дура. А старшина?

В два первых рабочих дня после долгих новогодних праздников в Пермском гарнизонном суде прошло заседание по делу старшины военной части 3426 Ильназа Хасанова. Он обвинялся в том, что 24 сентября прошлого года во время практических занятий на учебном стрельбище, будучи в подпитии, куражась, выстрелил в живот рядовому Игорю Степанову из автомата Калашникова. Правда, патрон в автомате, к счастью, оказался холостым, но так как выстрел был произведен в упор, пластиковый колпачок, отскочив от патрона, пробив солдатский бушлат и стенку брюшины, застрял в желудке Степанова. На следствии выяснилось, а на суде подтвердилось, что Хасанов прекрасно знал, какова пробивная сила холостого патрона. Говоря языком уголовного кодекса, он произвел умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека. Статья 111 УК РФ, часть 1 за это преступление предполагает наказание в виде лишения свободы от 2 до 8 лет.
Как дальше должна была бы развиваться ситуация в нормальной военной части, действующей в соответствии с воинским уставом и нормативными документами? Ну, конечно, раненного в живот солдата немедленно доставили бы в госпиталь или в ближайшую больницу. А командир части сообщил бы о ЧП в военную прокуратуру, вышестоящему начальству и родителям потерпевшего. Но это в нормальной части.
В в/ч 3426 сделали всё наоборот. Виновник трагедии, увидев, что натворил, похлопал потерпевшего по плечу и сказал полуутвердительно, полувопросительно: «Ну, ты ведь меня не сдашь?» и ушел с места трагедии. Командир взвода, майор Торощин, бросил вслед уходящему: «Ты чего такого хлюпика выбрал?», велел перевязать раненого и отправил его в палатку, расположенную метрах в ста. В этой палатке Игорь провел часов около шести, не получая никакой медицинской помощи.

Скажи: «Наткнулся на ветку»

Потом его доставили в медсанчасть в/ч 3426, и еще много часов он находился там под надзором фельдшеров (то есть малоквалифицированных медиков среднего звена). Всё их лечение свелось к промыванию раны и пичканью потерпевшего обезболивающими и снотворными препаратами. Игорь помнит сквозь боль, что в санчасть заходил замкомандира в/ч Водяник, осмотрел рану и сказал, что ничего опасного нет, завтра солдат должен быть в строю.
Но на завтра, то есть через сутки после ЧП, состояние Игоря сильно ухудшилось. Из-за неоказания во время должной медицинской помощи у него развился острый перитонит. К тому же добавилась правосторонняя пневмония, полученная в часы, проведенные после ранения в холодной палатке. Командованию пришлось-таки везти изнемогающего от страданий солдата в госпиталь. По дороге сопровождавший его начальник медсанчасти майор Набережнев наставлял Игоря, чтобы тот сказал госпитальным врачам, будто бы поранил живот, наткнувшись на ветку. И не ушел, пока не услышал, что Игорь выполнил это наставление.
Только очнувшись от наркоза после срочной операции, Игорь осмелился «сдать» своего старшину, рассказав медикам, что произошло на самом деле. Медики, как положено, сообщили о ЧП в гарнизонную прокуратуру. Началось расследование.
Почти месяц врачи боролись за жизнь солдата. «Еще бы часа два, и тебя было бы уже поздно везти к нам», - сказал Игорю один из них. Потом его отправили в Киров, в окружной госпиталь МВД долечиваться и проходить военно-врачебную комиссию, где он провел еще три недели. И даже дома, после выписки из госпиталя, Игорю постоянно приходится теперь сидеть на диете и лекарствах и находиться под постоянным наблюдением врачей.

Судья не услышал прокурора

Военный прокурор Николай Сидоров, представлявший в этом процессе сторону обвинения, в своем заключительном выступлении сделал вывод, что вина Хасанова в судебном процессе полностью доказана и что его следует наказать, в соответствии с частью 1 статьи 111 УК РФ, четырьмя годами лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Кроме того, военный прокурор остановил внимание судьи Николая Кауна на чудовищной атмосфере в воинской части 3426, которая сложилась по вине командования. И предложил за укрывательство преступления и неоказание своевременной медицинской помощи лишить майора Торощина и начмеда Набережнего воинских званий.
Но судья «не услышал» доводы прокурора. В приговоре 111-я статья переквалифицирована в 349-ю (неосторожное обращение с оружием и боеприпасами). В итоге к Хасанову будет применено лишь ограничение по службе на полтора года. То есть, возможно, он будет временно понижен в должности, или ему не повысят в положенный срок очередное звание. И еще: эти полтора года он будет выплачивать штраф 10% от зарплаты в пользу государства, а потерпевшему выплатит 50 тысяч рублей в счет погашения материального и морального ущерба, хотя Степанов оценил свой ущерб в 600 тысяч рублей.
Конечно, ни потерпевший, ни его адвокат Светлана Задворных с таким приговором не согласны и будут подавать кассационную жалобу в Самарский окружной военный суд МВД. Кроме того, Игорь намерен при поддержке Пермского Молодежного «Мемориала» предъявить иск о возмещении физического и морального ущерба к военной части 3426, которая лишила его здоровья и навсегда поселила в нем представление о воинском подразделении, как о месте, где права человека не защищены никем.


В начало | Новости | Что пишут | Библиотека | Организации | Ссылки | Для призывников | Для экспертов | О сайте | Коалиция | НВП в школе


© Центр развития демократии и прав человека, 2001-2018. Все права защищены
Сайт поддерживается Общественной инициативой «Гражданин и Армия»

Темы: