За демократическую АГС! Сайт коалиции общественных
организаций "За демократическую
альтернативную гражданскую службу"
Логотип кампании
о сайте о коалиции карта сайта поиск контакты
Национальная премия "Золотая Кувалда"
Компас призывника
МПД: Мы продолжаем движение!
Общество Возвращение
У тебя есть право не служить в армии!

Что пишут

Воронежский солдат умер, простудившись на стройке элитного коттеджа?

Дата: 26.01.2009
Источник: Комсомольская правда
Тема: Права военнослужащих
Автор: Татьяна ТЕЛЬПИС, Наталья РОЖДЕСТВЕНСКАЯ

Историю болезни Дениса Макарова из Лисок сейчас изучают сразу две военные прокуратуры. Нижегородская, где парень скончался в госпитале. И Владимирская, где в городе Коврове он проходил службу в воинской части. Здесь Денис не успел отслужить и дня, зато отработал два и проболел десять. Родители уверены: именно здесь у сына сначала не распознали, а потом запустили тяжелую форму пневмонии. Слег же парнишка после того, рассказывал он близким, как потрудился в холод на стройке коттеджа для ковровских гаишников.

Солдатом стал на больничной койке

Денис отправился на службу 3 декабря. 21-го в часть на присягу приехали родители.

- А его тут нет. Он со вчерашнего дня в медпункте, - развернул их старшина из казармы.

Медпункт - на третьем этаже отдельного здания. Холодно. В паре десятков палат впритык друг к другу лежат по 15 человек. Мальчишки в серых казенных халатах. А людей в белых - ни одного. Денис лежал горячий как печка - с температурой 39. Силился улыбнуться, но мешал сильный кашель...

- Первым делом побежала носки покупать. Ему там дали какие-то короткие, не греют совсем, - вспоминает мать.

Следом за носками родители скупили половину ближайшей аптеки: говорят, лекарств в медпункте оказалось не больше, чем врачей. Денис сгорал в жару. Поили его таблетками «от температуры», и только когда мама забегала по этажу: «Подойдите к нему хоть кто-нибудь!» - в палату пришел делать укол... солдат.

Присягу Денис принимал тут же на койке, с пылающей головой.

Остановиться матери с отцом было негде и, сами разболевшись, в тот же день они вернулись в Воронеж.

- Он звонил нам каждый день: врач не приходит, - рассказывает папа Александр Павлович. - Только 25-го сына перевезли в медсанчасть в Коврове и сделали флюорографию. Снимок показал воспаление легких...

30 декабря его перевели в военный госпиталь в Нижнем Новгороде.

Хроника смерти

Врачи нижегородского госпиталя вспоминают: Макаров поступил к ним уже в тяжелейшем состоянии, с атипичной пневмонией, которая не поддавалась лечению. Но у него все-таки еще хватало сил, чтобы звонить родителям. Температура держалась 38,5, дышал тяжело. А 31-го не смог договорить, отключил телефон.

1 января не звонил, телефон молчал.

2-го прислал смс: «Позвоню позже, у меня пропал голос». Не позвонил.

3-го и 4-го января родители сами с трудом дозвонились до госпиталя, где их опасения подтвердили: Денис совсем плох. Вечером Макаровы выехали в Нижний.

5-го утром в дороге набрали номер Дениса. У него был День рождения, исполнилось 20 лет. Сестра Катя поздравляла сквозь слезы и слышала на другом конце голос доктора - брату: «Ты сам не разговаривай, не напрягайся - только слушай». 5-го вечером Дениса перевели в реанимацию. Когда родных к нему пустили, он был уже без сознания.

6-го, 7-го января парень находился на искусственной вентиляции легких. Лежал на кровати худой и белый как саван. В паутине капельниц и трубок. С давлением 90/38, пульсом 140. В сознание не приходил.

Вечером 8-го января Макаровых к сыну не пустили: «Уже отказали почки, он с часу на час умрет». Родители как во сне вернулись на квартиру и молча ждали час, другой... В семь вечера из госпиталя перезвонили. Денис умер.

В свидетельстве о смерти - заключение: бактериальная двусторонняя пневмония, сердечно-легочная недостаточность. Здоровый молодой парень сгорел за 20 дней. Красавец, он даже не успел влюбиться...

Эксплуатация новобранцев - в распорядке дня?

Прокуратуры сейчас выясняют, насколько правильно Дениса лечили в Коврове и в Нижнем. (А вот почему он заболел? Концы вряд ли найдут - Авт.)

Новобранцу, еще не принявшему присягу, стало плохо утром 20-го декабря. Родителям Денис рассказывал, будто накануне два дня подряд его и еще с десяток ребят вывозили за пределы части строить какой-то коттедж - вроде, для ГИБДД. С восьми утра до шести вечера 18-19-летние мальчишки таскали цементный раствор. На обед им выдавали брикеты сухой лапши и кипяток в термосе. Одеты они были в солдатские бушлаты, на ногах - портянки и кирзачи, погреться особо негде.

- У них ведь авторота, поэтому и служба такая - ГАИ помогать, - говорит отец.

Отец - простой работяга, слесарь. Мать - воспитатель на школьной продленке. Рядовая семья, порядочные люди, считающие каждую копейку и верящие в «глупости» вроде долга Родине. (Катя говорит: «Брат пошел служить, потому что так надо. Ну, чтобы стать настоящим мужчиной!») Смерть Дениса их уничтожила. Они не понимают, ради какого «долга» он умер...

В части с ними особо не объяснялись. А меня, корреспондента «КП», заверили: работал Денис ни в какой не ГИБДД, и не на стройке, а на территории части - убирал в парке. И всего 30 минут в день.

- Это входит в распорядок дня - уход за вооружением и техникой, - подчеркнул замкомандира Владимир ВОЛКОВ.

А еще Владимир Петрович сказал, что Денис Макаров выписался от них «с ОРЗ, с положительной динамикой и температурой 36,6».

- Зачем же тогда переводили в Нижний, раз он был здоров, как космонавт?

- Пневмонию лечат только в госпитале.

- А почему не перевели сразу, как только ее нашли?

- Ждали, когда появятся места.

Макаровы уверены: переведи Дениса сразу в госпиталь, его бы спасли.

- Почему не сообщили нам? Мы бы сами искали место в госпитале, деньги бы нашли! - восклицает мама.

Во Владимирской военной прокуратуре мне сказали: они консультировались с главным пульмонологом Вооруженных Сил, и тот не усмотрел несвоевременности в переводе Макарова в госпиталь. Но, отметили, все выводы пока - предварительные.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Курский призывник попал в госпиталь с переломом позвоночника

Саша Любанец заступился за своего земляка, за что был жестоко наказан «дедом».

25 января Саша должен был принимать присягу. Но сейчас он лежит в костромском госпитале с диагнозом: «cдавленный перелом первого поясничного позвонка». Парень еле передвигается c костылем по палате...
Саша хотел быть спасателем, а теперь его самого нужно спасать.
Саша хотел быть спасателем, а теперь его самого нужно спасать.
Фото: из архива Александра Любанца


До службы в армии он мечтал стать спасателем. Понимая, что без службы в рядах ему не обойтись, сам пришел в военкомат. Физически здорового паренька отправили в ВДВ, в воинскую часть города Костромы. 18 ноября он прибыл туда, а уже через три дня лежал обездвиженный в санчасти.

- Сын позвонил мне и сказал, что у него сильно болит нога и спина, - рассказывает мама Лидия Ивановна. - Про то, что он не может ходить, - ни слова. Меня пожалел...

Лидия Ивановна дозвонилась до командира роты Александра Жукова. Тот успокоил: сын скоро поправится, простой ушиб. Но мать срочно выехала из Обояни Курской области к сыну, и вот что узнала на месте.

21 ноября Саша заступился перед сержантом за своего земляка-курянина. Тот в отместку после отбоя заставил все отделение приседать до упаду, изображая «уточек» - держась друг за друга вытянутыми руками. После сержант разрешил всем лечь спать, а Сашу и еще пятерых ребят заставил перейти к другому упражнению - «сушеный крокодильчик». Это когда нужно удержать равновесие, вытянувшись во весь рост и упираясь в грядушки руками и ногами. Паренек, висевший в таком положении на верхнем ярусе Сашиной кровати, не выдержал и вместе с металлической сеткой рухнул прямо на него. Изо рта и из носа у Саши хлынула кровь, правая нога отнялась. Сержант крикнул: «Поднимайся, хватит придуриваться!». Но вдруг поняв, что натворил бед, велел солдатам отнести Любанца в санчасть.

До приезда матери сержант заставил Сашу написать объяснительную: мол, сам поскользнулся. До 25 ноября Любанец пролежал в санчасти, а затем его перевели в костромской военный госпиталь. На шести снимках, сделанных здесь, врачи ничего страшного не увидели. Лечили обычный ушиб. Лидия Ивановна свозила сына в Костромскую облбольницу на компьютерную томографию, и уже там ему поставили другой диагноз - «перелом первого позвонка». Мать обратилась в костромскую военную прокуратуру. Началось следствие. К настоящему моменту командира роты, где служил Любанец, перевели в другую часть. Пятерых солдат, которые вместе с Сашей изображали «крокодильчиков», раскидали по другим частям. Следователю, приходившему в военную часть с проверкой, в качестве доказательства, что никто ни на кого не мог упасть, продемонстрировали новенькую двухъярусную кровать с намертво приделанной сеткой...

Сержант, пока идет следствие, нашел себе адвоката и остается в части. А Саша дожидается, когда ему будет оформлена медицинская страховка - чтобы перевестись в госпиталь ВДВ в Туле. Именно там врачебная комиссия будет решать, комиссовать его или нет.

- Я уже ничего не хочу, мне бы только домой, - говорит Саша. - Здесь меня не лечат, а только калечат, и больше психологически.

Чем обернется травма для Саши, пока не известно. Врачи говорят, реабилитация затянется как минимум на полгода. Но спасателем ему уже точно не быть.

Татьяна ТЕЛЬПИС, Наталья РОЖДЕСТВЕНСКАЯ

http://kp.ru/daily/24232.5/433001/


В начало | Новости | Что пишут | Библиотека | Организации | Ссылки | Для призывников | Для экспертов | О сайте | Коалиция | НВП в школе


© Центр развития демократии и прав человека, 2001-2018. Все права защищены
Сайт поддерживается Общественной инициативой «Гражданин и Армия»

Темы: