За демократическую АГС! Сайт коалиции общественных
организаций "За демократическую
альтернативную гражданскую службу"
Логотип кампании
о сайте о коалиции карта сайта поиск контакты
Национальная премия "Золотая Кувалда"
Компас призывника
МПД: Мы продолжаем движение!
Общество Возвращение
У тебя есть право не служить в армии!

Что пишут

Альтер иго Пять лет назад вступил в силу федеральный Закон "Об альтернативной гражданской службе". Как служится тем, кто выбрал "мирную" присягу?

Дата: 13.04.2009
Источник: Итоги (журнал)
Тема: СМИ об АГС
Автор: Дмитрий Серков, Василий Дятлов

Нынешняя призывная ­кампания грозит превратиться в настоящую облаву. С 1 апреля по 15 июля планируется призвать в армию 305 тысяч человек - это почти в три раза больше, чем прошлой весной! При такой разнарядке новобранцев будут забривать в войска всеми правдами и неправдами. А есть ли альтернатива? Есть, только информация о ней скупа и часто искажена. Пять лет назад вступил в силу федеральный Закон "Об альтернативной гражданской службе" (АГС). Граждане, не желающие из-за своих убеждений держать в руках оружие, получили право отдать долг Родине на мирном поприще.

Пять лет для такого начинания - срок небольшой. Чуть больше года назад уволились со службы первые альтернативщики, отработавшие положенные 42 месяца. Но кое-какой опыт прохождения альтернативной службы все же накоплен. За время существования АГС через нее прошло в общей сложности около 1500 человек. Это 1500 характеров и столько же историй. При подготовке материала мы встретились и поговорили с пятнадцатью альтернативщиками. Выбрали три истории, как нам показалось, наиболее характерные.

"Ты - медсестра!"

Антон Васильев, 22 года. Родился в Апатитах Мурманской области. Призывался на АГС военкоматом Дятьковского района Брянской области. Проходит службу санитаром в Рязанской области - в Скопинском доме-интернате для престарелых и инвалидов. Осталось служить 8 месяцев.

- Отец мой служил во флоте, - рассказывает Антон. - Старший брат армейскую лямку тянул где-то на северных сопках. И я увиливать от службы не собирался. Но твердо знал, что в армию не пойду. Правда, убеждения свои доказывать пришлось в суде. Защищал себя сам. Купил костюм и на заседания суда приходил всегда прилично одетый. В конце концов своего я добился, вызвали меня в военкомат и говорят: "На тебя бумага пришла из Москвы, поздравляем: ты - медсестра!" Провожали меня работники военкомата чуть ли не со слезами на глазах…

Приехал в Скопин. Зачислили меня в младший медперсонал. В корпусах жили 255 человек. С восьми утра до полпятого вечера моешь полы, проветриваешь комнаты, сопровождаешь стариков в больницу. Но не это было самое сложное. Сложнее всего было влиться в женский коллектив...

Сейчас помимо меня "альтернативку" в интернате проходят еще пятеро ребят. Живем тут же, в комнатах по одному-двое. У нас свой кубрик, где мы готовим. В месяц получаю 4330 рублей. Бывают и надбавки. 500 рублей доплачивают за похороны.

Интернат на реконструкции, и потому стариков стало гораздо меньше - 151. Из них 122 - на постельном режиме. Работа с людьми - самая тяжелая. Одних все устраивает, лишний раз им внимание окажешь - будут еще долго благодарить. Другие, наоборот, вредничают.

Иногда разные люди спрашивают меня так, с издевкой: "А ты чего в армию-то не пошел? Кто Родину защищать будет?" А я так думаю: и эту работу нужно кому-то выполнять. Мы не халтурщики. С понедельника по пятницу честно работаем в интернате. Бывает, что по выходным подрабатываем у знакомых. Я - дизайнером по внешнеотделочным работам. Пригодился прежний опыт строительных работ. К зиме срок службы закончится, и надо будет чем-то заниматься. Летом буду отпрашиваться у директора интерната на несколько дней. Поеду в Питер к любимой девушке Насте. Будем подавать заявление в загс.

Уверен, что эти 2 года 7 месяцев пройдут не зря для меня и моих новых друзей - Бори, Гоши, Лехи и двух Мих. Поварившись в этом котле, я имею в виду дом престарелых, мы будем больше ценить тех, кто с нами рядом, а не только тех, кого уже нет.

Дембеля из дома отдыха

Андрей Язовских, 20 лет. Призван из Шадринска Курганской области. Проходит службу разнорабочим в Серпуховском районе Московской области в оздоровительном комплексе "Лужки" при Спецстрое России. Осталось служить 8 месяцев.

- От моего дома до военкомата пять остановок на автобусе. Этот маршрут я выучил наизусть, - вспоминает Андрей. - Затем от остановки до военкомата дворами минут пятнадцать. За те два года, которые мне пришлось общаться с местным военкомом Владимиром Усмановым, топография района крепко отложилась на подкорке. Ассортимент близлежащих ларьков, интервалы движения автобусов и даже клички дворовых собак помню отчетливо.

Началось все с первого курса строительного колледжа, когда вместе с одногруппниками я по повестке пришел в военкомат на медкомиссию. Грубые окрики офицеров как-то не сочетались с представлениями об армейской школе мужества. Получив книжечку-удостоверение гражданина, подлежащего призыву, я уже знал, что буду делать, когда достану из почтового ящика повестку.

Долго ждать не пришлось. На приглашение призывной комиссии я шел, заручившись поддержкой юриста и консультациями членов уральской организации "За демократическую альтернативную службу". Помню, что, когда сообщил о своем желании пройти АГС по религиозным убеждениям, в глазах работника военкомата появилась тревога. "Минуточку", - сказал он и вышел из кабинета. Вернулся капитан в сопровождении военкома, который с порога заорал: "Как вы посмели, товарищ призывник? Кто будет защищать Родину? У вас есть мать, отец, братья? Вы подумали, кто будет обеспечивать их покой?" После пятнадцатиминутной тирады военкома (такие речи я слышал разве что в патриотических фильмах времен СССР) я ушел, не попрощавшись. Уже на крыльце меня догнал капитан и предложил сигарету в знак того, что разговор последует неофициальный. "Вы понимаете, что мои убеждения не позволяют мне служить в армии, носить погоны и держать в руках оружие? Но я не какой-нибудь отказник и готов выполнять любую черную, но мирную работу", - объяснял я свой поступок. "Послушай, военком нервничает, закон об альтернативной службе еще сырой, и мы толком не знаем, как тебя оформлять, куда отправлять", - в свою очередь разоткровенничался офицер.

Проблема заключалась в том, что я четко знал закон и свои права, а сотрудники военкомата - нет. Вернувшись домой, написал заявление, что хочу пройти альтернативную службу по той простой причине, что моя вера запрещает воевать и готовиться к войне. Отправив бумагу по почте, стал ждать. Началась активная переписка. Мне угрожали, что отправят служить к оленям на Чукотку. Приходили повестки, в которых сообщалось, что меня призвали служить в военно-воздушные силы, в сухопутные войска. Лишь по истечении полутора лет я нашел понимание у военных чиновников, и процесс сдвинулся с мертвой точки. Среди друзей, домашних и соседей мой поступок вызвал любопытство. Многие приходили ко мне консультироваться, как попасть на альтернативную службу. Протоптанной дорогой прошли за мной еще пять человек. Насколько я знаю, они уже не сталкивались с подобным неприятием. Кстати говоря, военком горячо жал мне руку перед уходом на службу и говорил, что уважает меня, поскольку я добился своего.

Оказавшись в Серпухове, я и мои сослуживцы столкнулись с некоторыми проблемами. Нам сразу вручили лопаты, и началась работа из серии "от забора до заката". Но юридически мы уже были подкованы и вскоре подписали трудовое соглашение. Теперь работаем согласно КЗоТу 40 часов в неделю, получаем зарплату около 6 тысяч рублей в месяц. Питаемся за свои деньги. Вечером можем поехать в город. Военный устав и режим на нас не распространяются, разве что в 8.30 утра надо быть на обязательной планерке. Живем в комфортабельных комнатах по два человека. Летом с началом отпускного сезона, когда комплекс заполнен отдыхающими, работаем по 12 часов, два дня через два.

Единственное, что отличает нас от обычных сотрудников комплекса, - невозможность разорвать трудовой договор. Я и трое моих товарищей довольны, что попали сюда. Не каждый может похвастать, что провел годы службы в сосновом бору на берегу Оки. Хотя не было ни одного дня, чтобы мы сидели без работы. Время здесь летит быстро, и до дембеля, как это принято в войсках, дни никто не считает.

Все могут Короли

Семен Король, 24 года. Призывался из Майкопа. Гражданская специальность - парикмахер. Проходит службу в одном из московских отделений "EMS Почта России" в качестве сортировщика почты. Служба началась 27 октября 2008 года и завершится 27 июля 2010 года.

- Сразу оговорюсь, что не боюсь мнения других. Все разговоры типа "ты не мужик", на меня не действуют, - говорит Семен. - Я альтернативщик со стажем. Первый мой опыт АГС относится к 2004 году. По разнарядке Роструда военкомат отправил меня в Ижевск на железобетонный комбинат, хотя в заявлении я просился в социальную сферу. Я честно ехал в Ижевск 65 часов поездом с пересадками. А когда приехал, то увидел людей в военной форме. В отдел кадров меня доставили под конвоем. Подполковник, начальник по кадрам, объяснил мне, что предприятие относится к Спецстрою - главному строительному подрядчику Министерства обороны. Это то, что раньше называлось стройбатом. Останься я в Ижевске, я бы содействовал делу войны. И потому я написал заявление в местную прокуратуру о своем нежелании проходить службу на военном предприятии и уехал обратно в Майкоп. Прокуратура с моими доводами согласилась, и Роструд подыскал мне новое место службы - Казанский пороховой завод. В Казань я даже не поехал. Меня судили как уклониста и назначили штраф 25 тысяч рублей. Три с половиной года я доказывал свою правоту, дошел до Верховного суда. Насудился - выше крыши. Наконец вызвали в военкомат: "Пришла разнарядка из Москвы. Есть работа в "Почте России". Приехал в Москву, несколько дней жил у знакомых, потом почтовики предоставили жилье. Это общежитие в Курьянове буду еще долго вспоминать. В нем живут гастарбайтеры по 12 человек в комнате. Комендант заводит тебя в комнату, говорит: "Вот твоя койка, а под ней место для вещей". Что ни вечер в этом заведении попойки, драки. Кражи - обычное дело.

Нас на почте - 16 альтернативщиков. Четверо - москвичи. Остальные, как я, приезжие. И вот мы, двенадцать неместных, решили отстаивать свои права. Нам положено жилье по 6 квадратных метров на человека. А раз положено - давайте. Почтовики сняли для нас трехкомнатную квартиру в Котельниках под Москвой. Дом новый, только вот расположен в двух часах езды от работы. А значит, чтобы в 8.00 быть на службе, нужно встать в 5.30.

Получаем по 9 тысяч с копейками. Около половины от этой суммы уходит на еду, 750 рублей стоит проездной на автобус, 680 рублей - на метро. Раньше на почте давали билет на 30 поездок в метро. С апреля отобрали: кризис, говорят. Обеды бесплатные отменили, наверное, по той же причине.

Вот уже несколько месяцев, как я живу в Москве. Живу без регистрации. Почтовики сделать ее по какой-то причине не могут. Не понимаю одного. У нас в Майкопе местному отделению "Почты России" требуются 30 работников. Кому помешает, если свою службу я буду проходить там? Обратился с просьбой о переводе. Надеюсь, что дослуживать буду дома.

Изменения в природе

Альтернативная гражданская служба авторитетом среди молодежи не пользуется. Такую фразу иногда можно услышать из уст высоких военных чинов. Неудивительно: Минобороны абсолютно не заинтересовано в пропаганде "альтернативки". Ведь если призывники побегут на сторону, заполнять казармы в обозримой перспективе окажется просто некем.

Безусловно, проблем с АГС пока хватает. Бывает, что альтернативщики особого рвения в работе не проявляют. За ними постоянно приходится бегать. А инструментарий воздействия минимален. В основном, как говорит директор Скопинского дома-интерната Валентина Комова, "это внушения и воззвания к совести". Других вариантов нет - жаловаться в военкомат бесполезно (другое ведомство), писать письма в Роструд долго, сложно, да и ответ очевиден: "вы сами просили прислать альтернативщиков". Правда, по закону в случае уклонения от АГС гражданин привлекается к уголовной ответственности (в виде штрафа или исправительных работ). После этого человек подлежит увольнению с АГС и призыву в Вооруженные силы РФ. Если уклонение продолжится и после призыва на военную службу, возбуждается уголовное дело. В итоге можно схлопотать до двух лет лишения свободы. Но это уже другая история. Криминальная.

Поначалу часть общества воспринимала альтернативную службу настороженно и даже враждебно. Мол, настоящий мужчина должен служить в армии, только там настоящая школа жизни. Но в последнее время этот тезис приходится слышать в разговорах все реже. Отношение к АГС меняется. Не случайно даже среди опрошенных нами военкомов нет единодушия по этому поводу. "Не понимаю, зачем у нас ввели альтернативную службу? - говорит военком Замоскворецкого района Москвы Мансур Мухамедов. - Если человек здоров и может держать оружие, то он, несомненно, должен отдать долг Родине и пройти армейскую подготовку".

"А я нормально отношусь к альтернативщикам, - говорит военком Головинского района Москвы Дмитрий Жиглин. - Если они на своем месте приносят государству пользу, то я только за. Сейчас у нас два парня рассматриваются к прохождению альтернативной службы. Один из них окончил на отлично МАИ, в аспирантуру не пошел. Думаю, что будет работать на предприятии, связанном с оборонкой. Оно очень заинтересовано в том, чтобы у них трудился такой специалист. А парень решит для себя две проблемы: пройдет военную службу и начнет карьеру. Чем же плох такой вариант?"

Последние годы с самых разных трибун у нас твердили о необходимости создания профессиональной армии. Про контрактников уже все уши прожужжали. Кто же спорит: разве плохо, если воинские должности будут занимать сплошь профессионалы? Тем более что трудно представить, как за год, отведенный на срочную службу, вообще можно подготовить стоящего специалиста. Однако выясняется, что в ближайшее время Россия не сможет и не планирует содержать полностью контрактную армию. Об этом недавно заявил начальник управления призыва Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Евгений Бурдинский. Это означает, что в обозримой перспективе речь пойдет вовсе не о создании профессиональной армии, а, напротив, об увеличении призывного плана. В такой ситуации значение и популярность альтернативной службы будут только расти. И эту тенденцию уже отмечают в некоторых регионах, в частности в Москве. Так что Роструд может смело расширять список вакансий...

При участии Григория Санина и Степана Кривошеева

Дмитрий Серков
Василий Дятлов


Кадры

Разнорабочие места



В московском регионе альтернативную гражданскую службу (АГС) проходят 34 человека, сообщили "Итогам" в Управлении государственной службы занятости населения города Москвы. В Управлении федеральной почтовой связи города Москвы три человека работают операторами связи. В "EMS Почта России" - 16 операторов связи и сортировки. В строительном управлении № 103 - три разнорабочих. В оздоровительном комплексе "Лужки" при Спецстрое - три разнорабочих и один электрик. В строительном управлении № 106 - один разнорабочий. В городской клинической больнице № 70 - один санитар. В психоневрологическом диспансере № 16 - два санитара. Двое разнорабочих служат в Российской государственной цирковой компании. И по одному разнорабочему числятся в Музыкальном колледже при Московской консерватории и в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.

Во время весеннего призыва на альтернативную службу будет отправлено шесть москвичей. И еще два призывника, подлежащих призыву осенью, уже получили разрешение столичных военкоматов на прохождение АГС.

Подробности

Другая армия



Средний возраст современного российского альтернативщика - 21 год. 90 процентов отказываются встать под ружье по религиозным мотивам (из них почти 80 процентов - это члены религиозной организации "Свидетели Иеговы"). Оставшиеся 10 процентов делятся примерно поровну на пацифистов и представителей малых народностей, которые на "альтернативку" направляются "автоматом" и тянут службу, занимаясь привычным для них делом: например, работают оленеводами или рыбаками.

Срок службы составляет 18 месяцев в организациях военной сферы - к ним относятся, например, военные заводы. В гражданских организациях служат чуть больше - 21 месяц. Для сравнения: в рядах Вооруженных сил сегодня служат 12 месяцев. Пока.

Выбрать "альтернативку" в принципе может любой призывник. Для этого нужно за полгода до начала призыва прийти в военкомат и написать заявление о своем желании, подкрепить его автобиографией и характеристикой с места работы или учебы. А уж дальше - кому как повезет. Если военкома трясет от одного лишь упоминания об "альтернативке", то будь вы хоть сто раз правы, затаскают по судам.

В военкомате, где к пацифистским убеждениям относятся с пониманием, механизм прохождения АГС будет запущен без помех. Заявление потому и просят писать за полгода, чтобы Минобороны и отвечающая за "альтернативку" Федеральная служба по труду и занятости (Роструд) успели прикинуть, сколько молодых людей выбрали иной вариант прохождения службы, какие организации готовы их принять и на какие специальности. Так, в прошлом году, по данным Роструда, на АГС отправились чуть более трехсот человек, в нынешний призыв ее выбрали еще около двухсот. А в целом по стране рабочих мест для альтернативщиков зарезервировано почти 9 тысяч. Налицо острейший дефицит кадров, который директивами и приказами не покрыть. В альтернативной армии сегодня ждут представителей 202 специальностей: без дел не останутся гардеробщики и дояры, кондукторы и лесорубы, лифтеры и посудомойщики, официанты и парикмахеры, садовники и свиноводы, детские врачи и музейные смотрители и т. д.

И в принципе, если вы обучены одной из 202 специальностей, перечисленных в подготовленном Рострудом перечне профессий и должностей, на которых могут быть заняты граждане, проходящие АГС, то имеете шанс во время службы пройти отличную практику по своей же профессии. Правда, это большая редкость. При распределении альтернативных призывников повар нередко становится токарем, а токарь - поваром. Кроме того, в отношении всех призывников - хоть альтернативных, хоть обычных - в стране по-прежнему продолжает действовать экстерриториальный признак распределения. В результате парень из Мурманска едет работать санитаром в Москву, а москвич отправляется на такую же должность в Мурманск. Смысл в подобных перемещениях если и есть, то понятен он только военным начальникам и гражданским чиновникам.

Со всеми выбравшими АГС работодатель заключает трудовой договор, и все последующие отношения регулируются Трудовым кодексом. Как правило, рабочий день - 9 часов с часовым перерывом на обед. Два законных выходных. Отпуск - 28 календарных дней в год. Зарплата без задержек. Кроме того, работодатель обязан предоставить жилье, обмундирование. Альтернативщик в свою очередь не имеет права покидать границы населенного пункта, не поставив в известность начальство. Каждый прогул автоматически продлевает срок службы на один день.

Почти все, с кем приходилось "Итогам" общаться на эту тему, отмечают: альтернативщики прекрасно осведомлены о своих правах и обязанностях, в случае чего незамедлительно пишут жалобы правозащитникам и в прокуратуру. Кто-то скажет: сутяжники. А в то же время нет ничего плохого в том, что молодые люди в нашей стране знают, как отстоять свои права. Призывник, отправляющийся в обычную армию, как правило, находится в противоположной ситуации , то есть. фактически никаких прав - только долг перед Родиной.

http://www.itogi.ru/obsch/2009/16/139247.html


В начало | Новости | Что пишут | Библиотека | Организации | Ссылки | Для призывников | Для экспертов | О сайте | Коалиция | НВП в школе


© Центр развития демократии и прав человека, 2001-2018. Все права защищены
Сайт поддерживается Общественной инициативой «Гражданин и Армия»

Темы: