За демократическую АГС! Сайт коалиции общественных
организаций "За демократическую
альтернативную гражданскую службу"
Логотип кампании
о сайте о коалиции карта сайта поиск контакты
Национальная премия "Золотая Кувалда"
Компас призывника
МПД: Мы продолжаем движение!
Общество Возвращение
У тебя есть право не служить в армии!

Что пишут

"Особое мнение" Валентины Мельниковой

Дата: 17.04.2009
Источник: радио России
Тема: Призыв
Автор: редакция

С 1 апреля по 15 июля в России проходит весенний призыв в армию. В этом году должны быть призваны 305 тысяч 506 человек. Это в три раза больше, чем прошлой осенью. Едва начавшись, весенний призыв на военную службу оброс массой слухов и домыслов.

Гость студии - ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Дмитриевна Мельникова.


Как Вы думаете, удастся такое рекордное число призывников набрать в этом году.

Валентина Мельникова: Это совершенно неважный вопрос. Вопрос в том, что будут делать эти молодые люди, куда их будут размещать - где они будут спать и жить, и чем их будут кормить. Увольняется сейчас примерно 250 тысяч, а призывается намного больше. Понятно, что там есть генеральские разговоры - что надо развернуть кадрированные подразделения, то есть те воинские части, где были офицеры и практически не было солдат. Но в этих воинских частях нет казарм. Мои региональные коллеги сказали: "Ну и что - палатки поставят, и будут они с буржуйками на земляном полу год в палатке жить. Главное - чтобы численность была".

Бывает в армии такое. И в палатке с буржуйкой.

Валентина Мельникова: Если это полигон, учения, естественно, там бывают такие условия, но все время жить в палатках ?! У нас ведь не военные действия. По уставам у солдат должны быть казармы.

Вы считаете, что не нужно призывать такое количество?

Валентина Мельникова: Я считаю, что не нужно. Призывать не нужно. Россия вполне заслуживает профессиональной армии, в которой солдаты будут такие же равноправные профессионалы, как и офицеры. Солдаты будут получать зарплату, будет четко означенный круг дел их - с материальными стимулами и нормальные бытовые условия. По крайне мере кубрики. Естественно, это будет совершенно другая военная служба. И люди будут совершенно по другому к ней относиться. И боевые результаты будут абсолютно другие. Это мы видим за последние году.

Почему тогда не получается заменить армию призывников контрактниками? Есть статистика - даже те, кто прошел службу по контракту, по-моему, только процентов 20 продлевают его еще на один срок. Остальные просто уходят.

Валентина Мельникова: Я хочу привести в пример пограничную службу. Вот пограничная служба много лет вынашивала идею перейти на добровольную профессиональную службу. Они наконец в прошлом году это сделали. И у них резко уменьшилось количество происшествий. Они себе четко людей отбирают, обучают, стараются создать им нормальные условия. И у погранцов точно не наезжают на солдат бандиты, как это происходит у нас на Дальнем Востоке в частях. Контрактники не хотят продолжать контракт, потому что их там обирают. Вот просто грубо обирают. Та зарплата, которая есть, на руки им практически не попадает. Если только командир может защитить своих солдат - тогда нормально. Там ребята и служат. Три года свои они служат.

Но ведь это люди с оружием! Они не могут себя защитить?

Валентина Мельникова: А что будет, если они начнут стрелять своих рекетиров? Как потом доказывать, что эти люди пришли за деньгами? Это мы обсуждали. У нас два года была очень тяжелая история в Дальневосточном округе. Там уже все были задействованы - и милиция, и ФСБ, и Военная прокуратура. Мы даже депутатов Госдумы милиционеров подключали, потому что никак не могли защитить большие подразделения под Хабаровском и Владивостоком.

И второе - сейчас ведь эти контрактники - эти мальчишки призывники, которых через 6 месяцев службы или уговорами, или посулами, или запугиваниями принуждают заключить контракт. Когда люди идут на это сознательно, когда все по закону, когда выдерживает Министерство обороны свои обязанности, тогда люди служат. А там где это все для галочки, чтобы отчитаться начальству - там, конечно, это ненастоящий контракт и ненастоящая профессиональная служба.

Этот призыв проходит на фоне масштабной реформы армии, о которой было объявлено в свое время. И проходят большие сокращения офицерского состава, и прапорщики ликвидируются как вид воинского звания. Как это отразится на тех, кто сейчас прибывает в части?

Валентина Мельникова: Не совсем понятно, где и кого сокращают. К сожалению, у нас опять все эти штатные мероприятия непрозрачны. Это, конечно, очень раздражает офицеров, и это затрудняет работу нам, потому что мы плохо представляем, что будет через полгода через год. Пока понятно - зачеркивают пустые клеточки, или увольняются офицеры и прапорщики, у которых закончился контракт, если они дальше не хотят. Пока трудно сказать, как отразиться. Непонятно, какие подразделения будут заполнять призывниками, как развернут этот план по сокращению.

Единственно, что я повторяю везде в связи с этими сокращениями. Невозможно допустить, чтобы офицеры увольнялись без причитающихся им денег и жилья - это совершенно недопустимо.


Полностью интервью слушайте в аудиофайле.

http://www.radiorus.ru/news.html?id=359896


В начало | Новости | Что пишут | Библиотека | Организации | Ссылки | Для призывников | Для экспертов | О сайте | Коалиция | НВП в школе


© Центр развития демократии и прав человека, 2001-2018. Все права защищены
Сайт поддерживается Общественной инициативой «Гражданин и Армия»

Темы: