За демократическую АГС! Сайт коалиции общественных
организаций "За демократическую
альтернативную гражданскую службу"
Логотип кампании
о сайте о коалиции карта сайта поиск контакты
Национальная премия "Золотая Кувалда"
Компас призывника
МПД: Мы продолжаем движение!
Общество Возвращение
У тебя есть право не служить в армии!

Что пишут

Мошенники в погонах "Солдатские матери": Мальчишек призывают обманом и отправляют на Кавказ

Дата: 29.06.2009
Источник: Каспаров.ру
Тема: Призыв
Автор: Ольга Малыш

Весенний призыв начался 1 апреля и продлится до 15 июля. Он должен стать самым масштабным по числу призывников, так как военные заявили о намерении призвать 305 тысяч новобранцев. Есть опасения, что и число нарушений закона будет пропорционально высоким. Между тем на сайте Минобороны появился новый проект закона о воинской обязанности, который серьезно расширит полномочия военных комиссариатов. В интервью Каспарову.Ru руководитель Межрегионального движения "Солдатские матери" Татьяна Кузнецова и ведущий специалист Центра юридической и медицинской помощи призывников Отсрочки.Ru Иван Самарин рассказали о типичных нарушениях при призыве и опасностях, которые таит в себе потенциальный закон.

— Как проходит текущая призывная кампания, какие особенности вы можете отметить?

Кузнецова: — Самое главное, что призывной план увеличен почти в три раза. Если осенью прошлого года в Москве призывали 3700 человек, то весной задание по призыву составило почти 9000 человек.
Сейчас призывают молодых людей 91 года рождения, который для России был плохим с демографической точки зрения. Людей, которых должны призвать, физически нет. Поэтому сейчас забирают в армию всех, кто шевелится. Весенний призыв у нас всегда отличался тем, что призывают студентов, имеющих законную и оформленную отсрочку. Причем делают это все более нагло. Молодых людей завлекают в военкоматы под любыми надуманными предлогами. Военкоматам дан карт-бланш, и они действуют по принципу — план любой ценой.
Еще одна особенность этого призыва — очень большие отправки на Кавказ. Практически все ребята из Московской области ухали служить туда.

— Как вы считаете, с чем это связано? Была ли подобная тенденция в прошлом году?

Кузнецова: — Мне очень трудно, да и не хочется прогнозировать. У нас август впереди, как бы опять чего не случилось. В прошлом году такого не было, чтобы целые эшелоны из Московской и близлежащих областей шли во Владикавказ, в Армению — там наша база, Дагестан. Причем отправляют совершенно необученных ребят. И там, куда их отправляют, нет необходимого количества учебных центров, чтобы их обучить.

— Какие самые распространенные нарушения при призыве?

Кузнецова: — Самые распространенные — все. Вся процедура призыва "от и до" нарушена. Каждый пункт, каждая статья нарушена, начиная с того, как доставляется и вручается повестка.

Самарин: — Если раньше нарушения были типичными: не вовремя сделали ЭКГ, анализ крови, то теперь дошло до того, что забирают студентов, имеющих законное право на отсрочку. Не так давно к нам обратился молодой человек, ему только исполнилось 18 лет, учится на дневном отделении вуза на факультете, по которому есть государственная аккредитация. А в военкомате ему заявили: никаких отсрочек тебе не будет, пойдешь в армию.

— Были ли в этот призыв облавы на студентов вузов, как в предыдущие годы?

Кузнецова: — Были. Подгоняли к вузам газели. Причем ведь в вузах учатся люди, заведомо имеющие законную отсрочку. Московские военные очень сильно печалятся, что иногородние студенты пять лет учатся в Москве, а потом уезжают, и здесь их призвать военкоматы не могут. Вот они и решили исправить это недоразумение и ребят забирали. К тому же с иногородними проще, их некому защитить. Но это, я считаю, также недочеты ректоров вузов тоже. Они должны за этим следить.

— На сайте Министерства обороны появился проект закона "О воинской обязанности граждан РФ", который по логике должен заменить ныне действующий закон "О воинской обязанности и военной службе", как вы можете его прокомментировать?

Кузнецова: — Он просто антиконституционный. Самое страшное в новом законе — это исключение нормы о приостановлении решения о призыве при обжаловании его через суд. То есть, допустим, незаконно был призван негодный по здоровью для службы человек. Он должен будет отправиться в армию, а параллельно подать в суд заявление об обжаловании незаконного решения. Поскольку дела в наших судах могут рассматриваться как минимум год, молодой человек уже успеет отслужить, пока тянется процесс. Это нарушает часть 2 статьи 55 Конституции РФ. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие свободу человека и гражданина.

Самарин: — Этот закон сумасшедший полностью. Он нарушает Конституцию по крайней мере в двух местах. В первую очередь теряется смысл в справедливой судебной защите, если призыв не будет приостанавливаться до решения суда. И в наиболее тяжелое положение попадут больные люди. Как уже говорилось, пока длится бесконечная история с судом, проходит год, и человек возвращается из армии. На него незаконно возложили обязанность, кто за это будет отвечать, платить компенсацию? Если даже суд решил рассмотреть жалобу в течение пяти дней, кто будет возить человека из части на процесс, кто будет оплачивать эти переезды?
Кроме того, новый закон нарушает право на образование. Люди, которые учатся за рубежом, теперь должны вернуться обратно и отслужить в армии. Механизм простой — им просто не продлят загранпаспорт при отказе добровольно возвращаться в Россию для службы.

— Насколько я понимаю, это не единственная норма закона, связанная с ограничением выезда за рубеж?

Самарин: — Людей запирают полностью в стране. Все, кому меньше 27 лет, попадут в полную зависимость от военного комиссариата, если новый закон будет принят. Согласно ему, молодой человек обязан уведомить военный комиссариат о предполагаемой поездке заграницу. А дальше — соблаговолят или нет. Если человека обвиняют или осудили за уклонение от службы, он и так ограничен в выезде. То есть, судя по всему, военные сами хотят определять, кто уклонист, а кто нет. Без прокуратуры, без следствия, без судов. Они сами хотят воздействовать на органы, осуществляющие надзор в этой сфере. А уклонистами военные могут назвать всех поголовно, кому не удалось вручить повестки.

— Предусматривает ли законопроект еще какие-то ограничения для не прошедших военную службу?

Самарин: — Да, например, ограничивает право на труд. Авторы документа хотят сделать так, чтобы человека принимали на работу только при наличии у него приписного свидетельства или военного билета. Однако в Трудовом кодексе четко говорится, что основанием для непринятия человека на работу могут быть только его профессиональные качества. Учитывая, что военкоматы зачастую затягивают с выдачей документов воинского учета, эта норма только укрепит почву для коррупции.

Кузнецова: — У меня сложилось ощущение, что авторы законопроекта нагородили весь этот огород многочисленных мелких поправок только для того, чтобы отвлечь внимание и провести упомянутую поправку про суд.

— Что делать родителям, если сына незаконно призвали?

Кузнецова: — Поднимать шум, обращаться в прессу. Вообще, не надо доводить ситуацию до критической. Отсрочка по учебе не может в полной мере защитить от незаконного призыва, это не панацея. Возвратить студента из армии можно только по здоровью, даже если он был призван незаконно. Поэтому я всегда говорю родителям, что в 16-17 лет надо пойти вместе с сыном военкомат для первоначальной постановки на воинский учет. Практически никогда так не делается. Ни в коем случае нельзя отправлять ребенка в военкомат со школой, потому что школа не несет ответственности за происходящую процедуру приписки, которая часто проходит совершенно формально и незаконно.

— В чем важность этой процедуры?

Кузнецова: — Многим ребятам 16-17 лет военкоматы сознательно не выдают приписное свидетельство, чтобы дотянуть до 18 лет, когда молодому человеку надо будет поступать в институт. При поступлении в вузы с молодых людей начинают требовать эти приписные свидетельства, хотя в законе этого нет и к образованию это не имеет никакого отношения. Они бегут за документами в военкомат, где им вручают повестку для отправки к месту прохождения военной службы. Происходит это практически без нормального медицинского освидетельствования и призывной комиссии.

Если же молодому человеку удается получить отсрочку по учебе, то студент и родители счастливы. Они закрывают глаза на то, что кое-как проведена медицинская комиссия и степень годности определили неправильно, что в личном деле призывника отсутствуют медицинские документы. А если такого студента забирают в армию — то возврата для него нет, потому что он согласился с тем, что он здоров, и мы целый год будем доказывать, что его призвали незаконно.

У меня сегодня был звонок от мамы молодого человека из Жуковского, как раз свежее подтверждение моим словам. Мальчик должен поступать в РХТУ и побежал за приписным свидетельством в военкомат, а там ему вручили повестку на 22 июня с вещами. При том что у парня порок сердца. Сердечные заболевания — это очень серьезно. Сама такая ситуация свидетельствует о том, что военкоматам совершенно неважно, какая будет армия. У них две задачи — либо взять взятку с больного человека, либо отправить в армию — план выполнить.

— А как вы оцениваете работу медкомиссий, занимающихся освидетельствованием призывников?

Кузнецова: — У нас сейчас самые большие проблемы связаны именно с поликлиниками, прикрепленными к военкоматам. К тому моменту, как мальчики становятся на воинский учет, их амбулаторные карты теряются, пропадают, из них вырываются листы. Инвалидность с молодых людей снимают. Мне непонятно, почему врачи так зависят от военкоматов. Наверное, тоже коррумпированность, деньги.

— Как обстоит ситуация с дедовщиной в армии по сравнению с предыдущими годами?

Кузнецова: — В целом ничего не изменилось, но прибавилось то, что теперь функцию дедов выполняют контрактники. Вообще, очень многое зависит от отца-командира. Сами военные об этом говорят. Вот пограничники как-то решили у себя эту проблему. Они призывают сами, не через призывные мероприятия, не через военкоматы. Это очень хороший пример того, как нужно организовать службу по контракту.

Та система, которая существует у нас сегодня в армии, разработана специально, чтобы унизить, опустить человека. С таким человеком проще работать. Эта система призвана заставить человека подчиняться. Слово "дедовщина" сюда не совсем подходит.

— Сохраняется ли практика, когда военнослужащих заставляют подписывать контракты насильно?

Кузнецова: — Да, это миф, что наши мальчики служат год, фактически они служат три с половиной. Через полгода часто происходит насильственное подписание контракта. К нам поступает огромное количество звонков от родителей с этой проблемой. Бывает, контракт заставляют подписывать обманом и молодой человек об этом ничего не знает.

Сейчас контрактники оказались в худшем положении, чем призывники. Многие согласны на контракт, для многих это выход из положения, лишь бы были человеческие условия: обучение воинскому ремеслу, чистое белье, питание, я уже не говорю про деньги. Но этого нет, а контракт разорвать практически невозможно. Сделать это можно только через суд и при наличии оснований для расторжения.

Ольга Малыш

http://www.kasparov.ru/material.php?id=4A486A11802F8


В начало | Новости | Что пишут | Библиотека | Организации | Ссылки | Для призывников | Для экспертов | О сайте | Коалиция | НВП в школе


© Центр развития демократии и прав человека, 2001-2018. Все права защищены
Сайт поддерживается Общественной инициативой «Гражданин и Армия»

Темы: