За демократическую АГС! Сайт коалиции общественных
организаций "За демократическую
альтернативную гражданскую службу"
Логотип кампании
о сайте о коалиции карта сайта поиск контакты
Национальная премия "Золотая Кувалда"
Компас призывника
МПД: Мы продолжаем движение!
Общество Возвращение
У тебя есть право не служить в армии!

Что пишут

Призыв услышан Главный военный прокурор Сергей Фридинский выступает за обязательную военную подготовку школьников

Дата: 21.10.2009
Источник: Российская газета
Тема: Призыв
Автор: Юрий Гаврилов

По нехорошей традиции очередной осенний призыв в армию начался с привычных страшилок. Родителей стали пугать тем, что якобы в армию отправят тысячи бывших уголовников, что призыв могут растянуть на долгий период и у школьников не будет шансов поступить в вуз.

На "Деловом завтраке" в "Российской газете" заместитель Генерального прокурора - Главный военный прокурор Сергей Фридинский ответил на самые острые вопросы призывной кампании.

Российская газета: Сергей Николаевич, появилась информация, что готовится новый закон - "О воинской обязанности". Всем выпускникам школ он предоставит возможность поступать в вузы, а в армию пойдут те, кто этой возможностью не воспользовался. Как вам такая идея?

Сергей Фридинский: Ее озвучил сенатор Виктор Озеров. У него есть право законодательной инициативы и возможность ее реализовать. Наверное, такая идея обоснованна. Почему бы ребятам, которым к моменту окончания школы уже исполнилось 18 лет, не дать шанс учиться в вузе. Но с самим призывом такие вопросы напрямую не связаны. Для их решения имеет значение наличие или отсутствие призывного ресурса. И если такой ресурс есть, почему бы и не ввести такие отсрочки.

Иными словами, перед тем, как принимать решение, нужно просчитать, как желаемое соотносится с возможным. Если они совпадут, то инициативу сенаторов стоит реализовать. А призыв или не призыв - это уже потом.

РГ: Сейчас самая большая страшилка для родителей связана с призывом бывших уголовников. Они представляют опасность для других солдат? Если применить американскую систему, какой уровень опасности вы бы присвоили призывнику - желтый, зеленый, красный?

Фридинский: Опасности призыва людей, которые имели конфликты с законом, пока не существует. Есть проблема в организации работы с ними. Чтобы не создавать нездоровый климат, надо, чтобы значительное количество таких призывников не оказывались в одном подразделении. И командиры за этим следят.

РГ: Так, может быть, судимых вообще освободить от службы?

Фридинский: К призыву в армию граждан с погашенной и снятой судимостью я отношусь неоднозначно. Закон не освобождает их от обязанности защищать свою Родину. И если людей, которые имели приводы в милицию или, к примеру, когда-то привлекались к ответственности за хулиганство, мы не будем брать в армию, думаю, что это будет несправедливо. При нормальной организации призыва они все-таки должны исполнять свой конституционный долг. К сожалению, в обществе существует настроение, что от армии, может быть, лучше уйти, чем в нее попасть. А поэтому возникает неравенство - не в пользу законопослушных граждан. На мой взгляд, существует опасность того, что это станет одним из способов уклонения от военной службы.

РГ: То есть человек предпочтет криминал армии?

Фридинский: Дело не в криминале, а в мотивах поведения. Достаточно будет попасть пару раз в милицию, чтобы тебе сказали - можешь в армии не служить. Поэтому я двояко отношусь к этой проблеме. Но все-таки склоняюсь к тому, что конституционную обязанность должен исполнять каждый призывник.

РГ: "Российская газета" недавно рассказала, как лежачего инвалида из Татарстана уже три года пытаются поставить в строй...

Фридинский: Я так понимаю, что вы говорите об Эдуарде Хамидуллине. Мы проверили эту ситуацию и уже отреагировали на нее. Выяснилось, что члены экспертно-врачебной комиссии, которая по закону обязана в двухнедельный срок направить в военкомат сообщение о том, что человек стал инвалидом, этого не сделали. А в комиссариате проблемой больного парня никто не озаботился. В итоге пришлось объявить прокурорское предостережение всем этим людям. А еще мы поставили вопрос о наказании виновных лиц в дисциплинарном порядке. И, конечно, решили проблему с самим Хамидуллиным - разговоров о его призыве больше не возникнет.

РГ: В военно-врачебных комиссиях военкоматов работают гражданские доктора. Когда они нарушают закон, ими занимаются военные прокуроры или ваши гражданские коллеги?

Фридинский: Для меня как для должностного лица различия в этом нет. Поскольку я являюсь заместителем Генерального прокурора, мои задания в равной степени касаются и территориальных, и военных прокуроров. Поэтому проблем с этим не возникает и работа ведется в тесном взаимодействии всех структур. Мы завтра как раз проводим координационное совещание в Главной военной прокуратуре, связанное с призывом. И я специально пригласил туда представителей не только силовых ведомств, но и министерства образования, минздравсоцразвития. Не правы те, кто считает, что призыв - это дело исключительно военкоматов. Это дело не только их, но и всего общества. Оно набирает себе армию и должно быть уверено, что она способна защитить страну.

Но когда общество говорит, что военкоматы занимаются призывом, а все остальные здесь ни при чем, трудно ждать нормального результата. Я искренне убежден, что и начальная военная подготовка нужна. И медицинская подготовка нужна, и физическая, и психологическая. Но военкоматы этих вопросов не решают. Иначе человек просто не сможет реализовать в армии свою конституционную обязанность. Его никто этому не учил. А мы берем неподготовленного мальчишку, отправляем в армию и говорим: служи Отечеству, защищай нас как следует. Это же не совсем правильно.

РГ: То есть вы предлагаете сделать начальную военную подготовку обязательным предметом?

Фридинский: Я за то, что она должна быть. Конечно, я не знаю ответов на все вопросы, в каком виде, сколько лет, в каких классах ее нужно изучать. Но в том, что это надо делать, у меня сомнений нет. И соответствующим министерствам нужно решать эти вопросы.

Что касается здоровья и психологической подготовки, то нужно менять работу медучреждений с людьми приписного возраста. Разве это дело, когда призывник, чтобы достояться до врача, которого ему нужно пройти, теряет не один час. А потом, когда заходит, его спрашивают: жалобы есть? Жалоб нет. И ставят штамп - "здоров".

И еще один момент. В ходе призывных кампаний нередко за деньги решаются вопросы "хочу - не хочу служить в армии". От таких решений должностных лиц зависят и судьбы людей, и вера в справедливость этого призыва, и многое другое. К сожалению, мы сегодня имеем факты, когда в отдельных военкоматах незаконно освобождают от службы по 170-200 человек.

РГ: Вы имеете в виду военкома Новгородской области?

Фридинский: И его тоже. Жаль только, что общество возмущается лишь тогда, когда люди получают взятки. Но никто не возмущается тем, что 170 человек не пошли служить. Военком будет сидеть, закон и суд ему отмерят наказание. Но никто в обществе почему-то не осуждает людей, которые решили, что служить - это не моя обязанность. А сами они даже благодарны военкому, и родители их благодарны, и знакомые, и родственники. Вот почему я говорю, что призыв - это дело всего общества.

РГ: Как, на ваш взгляд, изменится ситуация после перевода военкоматов на чисто гражданские штаты? Взяток там станет меньше?

Фридинский: Я, собственно, ничего от этого не ожидаю. Думаю, от того, в погонах или без погон человек исполняет какую-то обязанность в отношении призыва, мало что зависит. Все зависит от того, какой это человек. Ведь у нас взятки берутся одинаково и гражданскими, и военными руками. Поэтому с этой точки зрения я не жду никаких изменений.

РГ: Есть приказ министра обороны об обязательной ротации военкомов. Чтобы они не засиживались, корни не пускали, взятки не ставили на поток. Он помог в борьбе с призывной коррупцией?

Фридинский: Практически нет. Результаты совершенно незначительные. Да и потом, регулярная ротация - не тот процесс, который можно организовать в течение двух дней. После перевода военкоматов на гражданские штаты приказ министра на военкомов уже не распространишь. Для них теперь законом станет Трудовой кодекс.

РГ: А медикам что-то грозит за взятки?

Фридинский: Они не являются исключением. К примеру, председателя военно-врачебной комиссии в Новокузнецком военкомата Артамонову этой весной привлекли к уголовной ответственности. А вместе с ней еще несколько человек, которые фальсифицировали медицинские документы.

http://www.rg.ru/2009/10/21/fridinskij.html


В начало | Новости | Что пишут | Библиотека | Организации | Ссылки | Для призывников | Для экспертов | О сайте | Коалиция | НВП в школе


© Центр развития демократии и прав человека, 2001-2017. Все права защищены
Сайт поддерживается Общественной инициативой «Гражданин и Армия»

Темы: