За демократическую АГС! Сайт коалиции общественных
организаций "За демократическую
альтернативную гражданскую службу"
Логотип кампании
о сайте о коалиции карта сайта поиск контакты
Национальная премия "Золотая Кувалда"
Компас призывника
МПД: Мы продолжаем движение!
Общество Возвращение
У тебя есть право не служить в армии!

Что пишут

Откройте, полиция! Появится ли патруль в саратовских казармах?

Дата: 12.05.2010
Источник: Московский комсомолец (газета)
Тема: Военная реформа
Автор: Ирина ЛИХОМАН

В начале этого года в ведении Минобороны РФ появилось новое подразделение – военная полиция. Главная задача полицейских заключалась в борьбе с воровством военного имущества и другими армейскими преступлениями, включая «дедовщину». На полицию возлагались большие надежды, но в феврале созданное ведомство словно провалилось в «черную дыру». Армейские чины наотрез отказывались комментировать работу нового института, а общественные организации по защите прав военнослужащих и тем более родители призывников вообще не были уверены, что полиция функционирует. «МК» в Саратове» удалось выяснить, что в Саратовской области имеются свои полицейские, и даже выйти на эту «засекреченную» военную структуру.
Вне зоны доступа

Тернист и сложен был путь создания военной полиции. Впервые разговоры о новом ведомстве появились в середине 90-х годов, но законопроект о создании полиции дальше думских дискуссий не прошел. Сторонники идеи, среди которых были депутаты и представители Минобороны РФ, считали, что правопорядок на территории военных городков и в казармах обеспечивать трудно, поэтому срочно требуются новые силы, способные эффективно справляться с правонарушениями и преступностью в войсках. Противники инициативы были уверены, что государству совершенно ни к чему кормить еще одно силовое ведомство, которое вряд ли способно избавить армию от неуставных отношений и воровства, поэтому и создавать его бессмысленно.

Точку в многолетних дебатах поставил Владимир Путин, который, будучи в 2006 году президентом страны, поручил руководству Мин­обороны в кратчайшие сроки проработать вопрос о создании института военной полиции. Поручение стало реакцией на громкое ЧП в Челябинском танковом училище, когда группа военнослужащих подвергла немыслимым издевательствам своего сослуживца Андрея Сычева. «Кратчайшие сроки» растянулись на четыре года. За это время Мин­обороны РФ дважды сообщало о том, что военной полиции не будет, но в конце прошлого года появилось официальное заявление: в 2010 году в Вооруженных силах РФ начнут свою работу военные полицейские. В функции новой структуры вменены первичное дознание, конвоирование арестованных, несение патрульной службы, розыск военнослужащих, самовольно оставивших воинские части, а также борьба с неуставными отношениями. Как объяснили высокие армейские чины, оказывается, последние два года шла кропотливая работа над созданием нового военного института и теперь пришло время открыто заявить о том, что в стране появилась военные полицейские.

На этом, впрочем, все и затихло. Больше о военной полиции никто не слышал, самих полицейских не видели в лицо даже в военных частях, не говоря уж о родителях призывников, которые поначалу очень рассчитывали на помощь нового ведомства в борьбе с армейским беспределом. Узнать что-либо о первых итогах работы подразделения также не представлялось возможным, поскольку комментариев на эту тему армейские чины не давали.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Лидия Свиридова, председатель саратовской региональной общественной организации «Союз солдатских матерей»:

— Я очень четко отслеживаю создание всевозможных военных структур с целью налаживания контактов с ними. Но я не видела никаких следов деятельности военной полиции на территории нашей области. Скажу больше: создание военной полиции, в том числе и в Саратовской губернии, было покрыто таким мраком, что это невольно вызывает удивление. Судите сами: создано новое подразделение, чья деятельность направлена на пресечение преступлений и неуставных отношений в армии, но про него никто ничего не знает, даже наша организация. Это по меньшей мере странно.

Как показывает практика, если о создании какого-либо ведомства громко и долго спорят, а потом внезапно замолкают, это означает только одно: или новая структура не оправдала возложенных на нее надежд, или тихо «почила в бозе».
Выйти из тени

Но как оказалось, военная полиция в Саратовской губернии жива, бодра и потихоньку работает, не оповещая об этом никого, кроме непосредственных руководителей. Прежде чем главный полицейский Сергей Егунов согласился рассказать о работе новой структуры, меня направили в службу информации и общественных связей Приволжско-Уральского военного округа, которая расположена в городе Екатеринбурге. В отделе информации долго донимали странными вопросами, интересовались, с какой целью я хочу написать о работе военной полиции, кто дал мне такое задание и не хочу ли я в очередной раз очернить светлый образ российской армии. Получив исчерпывающие ответы на все вопросы, пресс-служба потребовала официальный запрос от редакции на имя командующего войсками округа генерал-лейтенанта Аркадия Бахина. Запрос был сделан, но ответ на него так и не поступил. Причины были разные: то командующий войсками был в отъезде, то оказывался занят, затем у него снова находились неотложные дела, мешающие подписать запрос. В результате спустя десять дней служба информации и общественных связей предложила мне писать о работе военной полиции только на территории Саратовской области, а Приволжско-Уральский военный округ «не затрагивать».

Оказалось, что я начала свое расследование не в самый удачный для военной полиции час: уже месяц, как работа этой структуры была временно приостановлена приказом министра обороны РФ Анатолия Сердюкова. Более того, прошла информация о том, что новое ведомство вообще расформировывается.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Сергей Егунов, майор, начальник отдела военной полиции военной комендатуры Саратовского гарнизона:

— Несмотря на слухи и домыслы, процесс создания института военной полиции продолжается, просто в данный момент временно приостановлено ее формирование. Сейчас разрабатывается правовая база, которая четко определит место военной полиции в армии. Мы продолжаем работать так же, как и раньше, единственный нюанс – нам не добавляют новых функций, мы не можем расширить штат сотрудников, но продолжаем выполнять свою работу.

Всего в штате новой организации работает 17 человек, но отличить их внешне от других военнослужащих пока невозможно. Изначально планировалось наделить полицейских белыми ремнями, нарукавными повязками и нагрудными знаками, но пока форма осталась обычной. По словам майора Егунова, сегодня основная функция военной полиции – работа с военнослужащими других гарнизонов, совершившими преступления на территории нашего гарнизона. Как правило, это граждане, которые во время увольнения или призыва проезжают через Саратовскую область и здесь совершают какое-либо правонарушение. В функции нового ведомства также входит патрульно-постовая служба, охрана и конвоирование или, проще говоря, сопровождение военнослужащих, на которых было возбуждено уголовное дело. Помимо этого военная полиция помогает ловить дезертиров и уклонистов. К примеру, не так давно был задержан контрактник, самовольно покинувший военную службу. Новое ведомство работает в тесном взаимодействии с военной прокуратурой, военным следственным отделом.
Вешние взводы

А как же борьба с «дедовщиной», ради которой и создавалась изначально военная полиция? Не беспомощность ли нового военного института в этой сфере послужила причиной для приостановления ее формирования? Как сообщил начальник военной полиции Саратовского гарнизона, поводом для проверки воинской части на предмет неуставных отношений может послужить жалоба от родителей, письменное заявление или хотя бы анонимный звонок. Только в этом случае возможно проведение внеплановой проверки. Из плановых пока была проведена только одна – в Энгельсском гарнизоне, где фактов неуставных отношений выявлено не было. Что же касается жалоб от родителей, то, как утверждает Сергей Егунов, никаких обращений к полицейским не поступало.

И это немного странно, ведь местная организация «Союз солдатских матерей» ежедневно принимает по два-три обращения от родственников солдат, а военная полиция за четыре месяца работы не приняла ни одного. Что говорит не столько о недоверии саратовцев к новой армейской структуре, сколько о ее закрытости. На мой вопрос, есть ли у родителей саратовских призывников координаты вновь образованного ведомства, майор Егунов долго рассказывал о взаимодействии с военными комиссариатами, о том, что в начале своей работы военная полиция была отрекомендована представителям воинских частей. Но мамы и папы телефонов нового ведомства, в чьи функции входит защита их детей от армейского беспредела, не знают. Действительно, им-то новое армейское подразделение никто не представлял.

В областном военкомате меня вообще поставили в тупик вопросом: «А с какой стороны военная полиция вообще может интересовать родителей призывников?» Но тут же сотрудник военкомата поправился и сообщил, что никакой информации о себе военная полиция не дает. Поэтому к военному комиссариату никаких вопросов.

Да уж какие тут могут быть вопросы? Военные структуры, призванные защищать права, здоровье и жизнь солдат срочной службы, ежегодно отчитываются о проведенной работе, а «дедовщина» остается практически на прежнем уровне. Тем не менее в полиции Саратовского гарнизона на будущее смотрят с оптимизмом и надеются, что дальше работа станет активнее. Проверок военных частей станет больше, что автоматически снизит потенциальную возможность правонарушений. И возможно, тогда информация о деятельности нового военного института станет более открытой.
Как считают сами военные, полиция армии нужна. Особенно теперь, когда министр обороны РФ Анатолий Сердюков начал «гуманизацию» Вооруженных сил.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Владимир Фарфилов, генерал-майор запаса, военный комиссар Саратовской области в 1987-1997 гг.:

— В связи с новшествами, которые ожидают нашу армию, военная полиция придется как нельзя кстати. Теперь у солдат появится свободное время – два выходных дня, они будут позже ложиться и на час позже вставать, с них снимут обязанности по уборке территории и приготовлению пищи. А значит, у них появится свобода, правда, неизвестно, как они ею распорядятся. Так что не исключено, что у военных полицейских появятся новые функции.

Пока же тучи над военной полицией все больше сгущаются. Не исключено, что в самое ближайшее время «приостановление деятельности» обернется все тем же расформированием, которое пока отрицают армейские чиновники. Возможно, это произойдет в рамках реформы Вооруженных сил, полиция станет самостоятельной и выйдет из состава военной комендатуры. Но ведь главное – не с кем работать, а как работать. Важно, чтобы деятельность этого ведомства приносила реальную пользу, а не стала очередным подразделением Минобороны, печатающим бумаги с оптимистичными отчетами. Здесь уместно вспомнить девиз американской военной полиции: «Помогает, защищает, обороняет».

КСТАТИ

Военная полиция сегодня действует более чем в 40 армиях мира, в том числе в США, Германии, Франции, Великобритании, Китае. На постсоветском пространстве институт военной полиции существует в Вооруженных силах Украины, Казахстана, Армении, Азербайджана, Грузии, а также в армиях Латвии, Литвы и Эстонии.

http://www.saratovnews.ru/newspaper/article/2010/05/12/otkroite-policiya-/


В начало | Новости | Что пишут | Библиотека | Организации | Ссылки | Для призывников | Для экспертов | О сайте | Коалиция | НВП в школе


© Центр развития демократии и прав человека, 2001-2018. Все права защищены
Сайт поддерживается Общественной инициативой «Гражданин и Армия»

Темы: